"В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО, И СЛОВО БЫЛО У БОГА, И СЛОВО БЫЛО БОГ" (Ев.от Иоанна)
«Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» – (Ин. 6, 51))
СЛОВА
МИССИЯ
ОБ АВТОРЕ
Однажды Слово заговорило со мной. Привычные слова ожили, приоткрыв свои потаенные покои, в которых притаилось небывалое сокровище - сама Жизнь.

Это сокровище ценнее, чем все несметные богатства, чем все привилегии и социальные статусы. В Слове заложено куда больше - живой опыт истории человеческой цивилизации длиною больше чем две тысячи лет. Застывшая форма слова лишь слепок, но при внимательном взгляде, чутком вслушивании и бережном отношении Слово способно подарить настоящее переживание Жизни.

В меру своих сил и возможностей мне хочется оживить Слово, вдохнув в него хотя бы крупицу живого опыта, что однажды претворилось в привычную для нас форму.

Миссия этого проекта кроется в интуиции, что именно в переживании Слова как реального опыта и находится та незаметная тропинка, которая выводит человека за пределы языка в пространство предсловесной, образной реальности, внутри которой и происходит чудо сотворения, приводящее к гармонии душу и плоть, разум и сердце, мысль, чувство и ощущение, человека и Бога. Возможно, неслучайно в древних текстах различных цивилизаций пятым элементом называли Логос...

С трепетом начинаю этот проект, надеясь на благосклонность и терпение читателей, понимая, что не удастся объять всю полноту и красоту той подлинной образной реальности Жизни, и смиренно вслушиваюсь в Слово, чтобы засвидетельствовать его кроткий, но настойчивый голос.
— Екатерина Макаревич
МИССИЯ
Однажды Слово заговорило со мной. Привычные слова ожили, приоткрыв свои потаенные покои, в которых притаилось небывалое сокровище - сама Жизнь.

Это сокровище ценнее, чем все несметные богатства, чем все привилегии и социальные статусы. В Слове заложено куда больше - живой опыт истории человеческой цивилизации длиною больше чем две тысячи лет. Застывшая форма слова лишь слепок, но при внимательном взгляде, чутком вслушивании и бережном отношении Слово способно подарить настоящее переживание Жизни.

В меру своих сил и возможностей мне хочется оживить Слово, вдохнув в него хотя бы крупицу того изначального опыта, что однажды претворилось в привычную для нас форму.

Миссия этого проекта кроется в интуиции, что именно в переживании Слова как реального опыта и находится та незаметная тропинка, которая выводит человека за пределы языка в пространство предсловесной, образной реальности, внутри которой и происходит чудо сотворения, приводящее к гармонии душу и тело, разум и сердце, мысль чувство и ощущение, человека и Бога.

С трепетом начинаю этот проект, надеясь на благосклонность и терпение читателей, понимая, что не удастся объять всю полноту и красоту подлинной образной реальности Жизни, и смиренно вслушиваюсь в Слово, чтобы засвидетельствовать его кроткий, но настойчивый голос.

- Екатерина Макаревич
автор проекта
Екатерина Макаревич
Филолог, журналист, методолог и организатор культурно-просветительских курсов и проектов. Основательница The Virtuoso.

Сфера интересов: философия слова, этика добродетелей, эстетика образов.
Екатерина Макаревич
Автор проекта
Филолог, журналист, методолог и организатор культурно-просветительских курсов и проектов. Основательница The Virtuoso.

Сфера интересов: философия слова, этика добродетелей, эстетика образов.
Благоговение – особое внутреннее состояние, которое роднится, с одной стороны, с ощущением трепета Страха Божьего (см. подробнее "Страх Божий") , с другой – с величием Божьего промысла через силу преображающей любви. Филолог Екатерина Макаревич исследует внутренний опыт слов, чтобы воссоздать это высокое тонкое состояние предстояния присутствию Божьему.
МИЛУЮЩЕЕ БЛАГОГОВЕНИЕ
Основатель The Virtuoso, филолог Екатерина Макаревич о восстановлении постом, целебной мази Божьей воли и причастии к судьбоносному Промыслу
Наше путешествие в горний мир души, в котором и происходит внутреннее делание и подлинное обожение человеческой души освящающим огнем Святого Духа, начнем со слова «говеть». Посмотрим на опыт этого слова, сохранившийся в различных языках.
ГОВЕТЬ – от древнего корня*ghow-e- «замечать», «обращать внимание». Современное значение «поститься». Лат. фавео – «благоволить, миловать»; английское favor (фавор) – «покровительство», «благоволение»; «почтительное молчание». Первообраз говения и благоговения – обращение внимания на незримое присутствие Бога в повседневной жизни, хождение перед Богом. «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1Петр. , 3:15) .
Как видим, в нем присутствуют слова, связанные со способом, помогающим душе обрести это состояние, – «пост», устремления духа – «замечать, обращать внимание», действие Божественной благодати - «благоволить, миловать, покровительство, благоволение» и акт присутствия в момент предстояния – «почтительное молчание».

Сохраняя эту последовательность, постараемся воссоздать внутренний опыт, приводящий душу к переживанию столь высокого чувства, но прежде взглянем на опыт слова «благо», поскольку именно говение перед высшим Благом ВсеБлагого наделяет душу состоянием благоговения.
БЛАГО – согласно предположениям этимологов, возможно, происходит от того же корня, что и белый: *bhelg- «гореть, сиять, блестеть». В древнерусском языке болого – «хорошо, добро» В. Даль: «добро, все доброе, полезное, служащее нашему счастью». Очевидно, словом БЛАГО изначально в славянской культуре именовали плоды Духа Божия, «Сокровища благих и жизни подателя». Поэтому плеоназм (избыточное наименование вроде «масла масленого») «духовное благо» в русском языке не прижился, а есть только материальные блага – воплощенные в материи плоды Творения. БЛАГИЙ – одно из имен Божиих: «Когда выходил Он в путь, подбежал некто, пал пред Ним на колени и спросил Его: Учитель благий (ἀγαθέ) ! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус же рече ему: что мя глаголеши блага (ἀγαθόν); никтоже благ (ἀγαθὸς), токмо един Бог» (От Марка, 10: 18). В древнегреческом оригинале этого текста на месте слова БЛАГ стоит ἀγαθὸς /агатхос/ , а в латинском bonum/ bonus. Этимологи возводят греческое слово к двум древним корням: 1) *m̥ǵh- /мегх/ - «могучий, мощный» - тот же корень, что в слове «мега» породил первую часть ἀγα; 2) корень *dʰheh- «вдохновлять, утверждать» - тот же, что и в русском ДЕЛАТЬ, породил вторую часть, от которой в греческом слове остался только один звук θ (из сочетния /дъх/. В латинском слове-кальке с ἀγαθὸς эти два корня представлены более полно: magnificus /магнификус/ (magn из *m̥ǵh- /мегх/ - «могучий, мощный» + fic- из *dʰheh- «делать»). На русской почве корень *m̥ǵh- породил слово МОГУЧИЙ (буквально «тот, что все может»), а от корня *dʰheh- произошли слова ДЕТЬ/ДЕВАТЬ, ДЕЛАТЬ. В «ветвенном родстве с этими словами, по-моему, находится слово ДУХ, которое этимологи возводят к воссозданному ими древнему корню *dʰewh- «исходить от огня, курить(ся)». В сочетании первообразов «могущество, мощь (Творца)» и «вдохновлять, утверждать» рождается единое живое корнесловное представление об истинном БЛАГЕ: «Плод творчества, вдохновенного мощью Духа Истины и благословенного Словом Божиим». В Евангелии, несмотря на то, что «никтоже благ, токмо един Бог», благими могократно именуются те люди, которые действуют по-Божески, творят добро, сохраняя при этом свою чистоту души и праведность: «Разве я не властен в своем делать, что́ хочу? или глаз твой завистлив оттого, что я добр (в славянском тексте БЛАГ, в греческом ἀγαθός) ?» (От Мафея, 20:15).
Слова Христа о том, что «никтоже благ, токмо един Бог» обращают внимание на то, что благословение словом Божьим происходит благодаря мощи, исходящей от огня Святого Духа, и человеколюбию Сына Человеческого - Христа, вдохновляющих и утверждающих в людях истинное благо. Благословение, испытываемое душой в этот момент, ощущается как освящающее горение перед величественным сиянием, бесконечным блеском тверди небесного света.

СТОЯНИЕ В ПОСТЕ

Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо;
раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся.
Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твоё скоро возрастет, и правда твоя пойдёт пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя.
Тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: «вот Я!»
Исаия, 58 глава
ПОСТ – хотя слово считается заимствованным, русское мировоззрение воспринимает его как состоящее из двух частей: по+сът. Первая часть, по- восходит к древнему корню *hъpó- «от», тому же, что в древнегреческом ἀπό /апо/ «от» (как в апокалипсис – откровение). Вторая часть -сът происходит от древнего корня *steh- «стоять, стать», того же, что и в словах СТАН, СТОЛ, СТАТУС; в древнегреческом στάσις /стасис/. В сочетании два образа порождают народное представление о ПОСТЕ как о временном отказе от обычной жизни: стоянии в стороне от ее течения. Пребывая в ПОСТЕ, человек, конечно же, продолжает «течь по жизненному пути», но изменяет направление течения жизни, устремляясь не вперед к неизбежному концу, а вверх – к Богу и вечной жизни в Царстве небесном. Неслучайно святые отцы советуют своей пастве во время Великого поста пребывать, по возможности, на одном месте, не растекаясь в разные стороны ни физически, ни мысленно. Согласно Евангелию, ПОСТ есть способ исцеления человека от духовной немощи. Постом человек не только сохраняет или восстанавливает собственную внутреннюю цельность и верность Богу, но и обретает силу для исцеления других: «я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас; сей же род изгоняется только молитвою и постом νηστείᾳ» (От Матфея, 17:16-21). Греческое слово νῆστις /нэстис/ «пост» состоит из двух основных частей: νῆ- /нэ/ + στ /сът/. Первая часть восходит к древнему корню *neh- «течь». Этот корень находится в «ветвенном» родстве с корнем *hen- «вверх», от которого произошло слово ἀνά /ана/ «вверх». Вторая часть восходит к тому же корню *steh- «стоять, стать», что и слова στάσις /стасис/, статус, стан. В сочетании корни *neh- «течь», *hen- «вверх» и *steh- «стоять, стать» порождают главное слово христианской культуры и религии: Αναστάσεως /Анастасиос/ «ВОСКРЕСЕНИЕ». Без ПОСТА нет и не может быть ВОСКРЕСЕНИЯ человека для новой вечной жизни вслед за Христом. «Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою» (Апостола Павла первое послание Коринфянам, 15:53-55).
Итак, пост есть течение вверх, что восстанавливает душу, приводя ее к цельности, обретаемой после воскресения, то есть буквально пост способствует отрешению от лишнего (страстей) путем воздержания тела и души в стоячем состоянии. Воз-держание также характеризует движение вверх (приставка воз-). Другими словами, душа в момент поста учится держаться не за плотские желания, а за нечто, превосходящее плоть, – за Духа. Именно поэтому пост считается очищением от лишнего не только для тела, но и для души, помогая сосуду души обновиться путем питания, приходящего уже не снизу (плоть), а сверху (дух). Душа, испытывающая очищение, тем самым, подготавливается для того, чтобы научиться следовать высшей воле, принимать решения, основываясь не на плотских страстях, а на верхних, возвышенных и вдохновляющих утверждениях. Воздержание облегчает душу от лишнего груза, который и является следствием колебаний и уклонений, движимых маятником страстей, помогая приподняться над ними, чтобы пережить ощущение стояния в невесомости, необходимой для того, чтобы стать причастником высшего истинного блага.

Тем самым, пост одновременно укрепляет душу, делая ее стоящей, а также облегчает, поскольку течение мыслей в этот момент устремляются на небесное, высокое. Возвышение души, происходящее тогда естественным образом, освобождает от наносного, тленного, свойственного временной мирской суете, приготовляя ее к восприятию небесных яств, куда более тонких и потому нуждающихся в особо бережном и внимательном отношении.

Когда душа снимает с себя лишний груз, то поднимается и потому учится уже смотреть не по сторонам, а вверх. Однако, чтобы в облаках не просто парить, а продолжать устремляться, течение мыслей вверх, испытываемое во время поста, становится своеобразной подготовкой для того, чтобы этот навык стоячести перенести и по отношению к мыслям. Так облегченная летающая душа учится не просто парить, то есть растворяться в небе, а продолжать стремиться, удерживаясь в стоячем состоянии. В этом испытании очищенная легкая душа учится обращать внимание на небесное.

Посмотрим на опыт слова «внимание».
ВНИМАНИЕ – первая часть слова, ВН- «внутрь», обычно возводится к древнему славянскому слову вън, которое сохранилось в современном болгарском языке со значением «из». Есть в болгарском и другое однокоренное слово: вьн – глагол повелительного наклонения «Вынь!». Означает как «внутрь», так и «изнутри вовне». Именно так и устроено человеческое ВНИМАНИЕ, которое обращается между внутренним и внешним миром: из внешнего мира впечатления ВНИМАЮТСЯ, то есть «внутрь имаются», «улавливаются» и «схватываются налету». Из внутреннего мира, а именно, из памяти, хранящиеся там следы впечатлений ВЫНИМАЮТСЯ, вспоминаются в процессе обращения ВНИМАНИЯ. Житейские советы вроде «На себя посмотри», или «Опомнись!», «Не забывайся!» наглядно отражают двусторонний характер ВНИМАНИЯ как одновременной согласованной работы органов восприятия раздражений извне и извлечения следов сходных раздражений изнутри (из памяти). Славянский глагол повелительного наклонения «Вонмем!», с одной стороны, означает «Станем ВНИМАТЬ с усердием, не обращая внимание на внешние посторонние раздражители». В то же время, у этого церковного возгласа-призыва, звучащего в храмах перед чтением вслух Священного писания, есть и другая сторона: «Станем остерегаться парения ума и всплывающих из памяти отвлекающих воспоминаний!». Иначе говоря, возглас ВОНМЕМ призывает, с одной стороны, обратить все ВНИМАНИЕ к Слову Божию, а с другой – защищать свое ВНИМАНИЕ от посторонних раздражителей. Греческий глагол προσεῖχον/προσέχω /просехо/, переводимый на славянский язык словом ВНИМАНИЕ, состоит из двух частей: προσ- и έχω. Первая часть προσ- /прос/ «к» возводится учеными к корню *per- «первый, прежний», тому же, что и в славянском слове ПРОТИВ; в санскритском प्रति /прáти/ «к». Когда человек ВНЕМЛЕТ, то есть обращает ВНИМАНИЕ, он всегда вольно или невольно пытатется проникнуть в суть, мысленно пройти внутрь и постичь первопричину происходящего. ВНИМАТЕЛЬНОСТЬ порождает проницательность. Вторая часть слова ἔχω /ихо/ также является и отдельным глаголом, переводимым с древнегреческого и как «иметь», и как «хватать», то есть ИМАТИ. Эту часть ученые возводят к древнему корню *seǵʰ- «хватать, удерживать силой». К этимологически однокоренным причисляют славянские глаголы СЯГАТЬ/СЯЗАТЬ (посягать, осязание) и санскритский सजति /саяти/ «пристегивать, присоединять (к себе)». Сочетание в προσέχω /просехо/ корнесловных образов «первый» и «хватать» порождает единое представление о ВНИМАНИИ: это попытка уловить истинную суть, постичь первопричину и первоисточник воспринимаемого явления. из «Деяний апостолов» описывается психологический прием обращения ВНИМАНИЯ, который применял Симон волхв. Этим же приемом пользуются и все современные волхвы, когда стремятся завладеть вниманием жертв и проникнуть в их сердца, то есть в самую суть человеческого «Я» для наведения там своих порядков. Этот прием назван в русском переводе глаголом ИЗУМЛЯТЬ (в греческом оригинале ἐξιστάνων «удивлять», буквально «выманить человека из себя»). Глагол ИЗУМИТЬ состоит из приставки ИЗ- и основы УМ. Корнесловно он содержит представление «вывести из ума, вызвать у человека обморок, лишить ума». Когда растерянный человек «открывает рот от удивления», он перестает быть ВНИМАТЕЛЬНЫМ к себе самому, не ВНЕМЛЕТ своему уму и не защищает себя от действий волхва-манипулятора: «Закрой рот, зевака, а то ворона влетит!». Все ВНИМАНИЕ жертва изумления обращает вовне – на действия волхва, его фокусы и внушения. Тот, кто приходит к истинной вере, начинает трезво ВНИМАТЬ себе и Слову Божию. ВНЕМЛЮЩИЙ Слову очищается Им от ядовитых иллюзий и с разумением воспринимает Святого Духа Истины. Зачем мы обращаем ВНИМАНИЕ на те или иные вещи? Логика языка подсказывает ответ: для того, чтобы усвоить суть мироустройства и ВНЯТЬ ее в свое «Я»: найти в себе мир и обрести себя в мире. ВНИМАНИЕ есть процесс приумножения главного богатства человека: жизненной мудрости, которая даруется Премудростью Божьей: «Премудрость же спасла от бед служащих ей. Праведного, бежавшего от братнего гнева, она наставляла на правые пути, показала ему царство Божие и даровала ему познание святых, помогала ему в огорчениях и обильно вознаградила труды его» (Книга премудрости Соломона, 10: 9-21).
Как видим, внимание связано с улавливанием на лету (см. подробнее о внимании "Нить благочестия"), то есть буквально со способностью различать то, что быстро летает. Душа, обращая внимание на небесное, попадает в горний мир, которому свойственно существенное знание. И потому при созерцании небесного блага душе необходимо научиться внимать суть вещей, то есть некое ядро, которое составляет средоточие мироздания, как пространства, в котором соединяются два мира – невидимый и видимый. Именно развитие способности созерцания небесного способствует развитию в душе проницательности. Это происходит, поскольку различение сути в тонком и невесомом небесном пространстве в прямом смысле проницают душу, то есть проходят сквозь ум и потому становятся тем самым обожением, укрепляющим душу новым содержанием и густым знанием сути.

Душа, воспарившая в горний мир, учится двигаться, сохраняя прямостояние, то есть двигаться вверх и прямо. Именно в этом прямолинейном движении удается касаться черты, или иначе истины, соединяющей в себе оба мира. Потому все небесное одновременно объясняет суть земного, ведь в этот момент душа становится общником Истины Христа, той истоты, или разграничивающей черты, двигаясь по которой душа и обретает цельное знание, суть обоих миров, соединенных воедино высшим Благом и Истиной Сына Человеческого (см. подробнее о цельном восприятии Дух Премудрости).

Немаловажно уточнить, что душа не сразу внимает, а прежде обращает внимание, то есть совершает поворот, обращение вверх, после чего происходит внимание к небесной сути.

Поворот, то есть обращение вверх души сосредотачивает ум. Однако прежде, чем внять суть, ее сначала нужно заметить.

Взглянем на опыт слова «заметить».
ЗАМЕТИТЬ - Образовано из за- + метить, от праслав. *mětiti, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. мѣтити, русск. метить, укр. мітити «метить», болг. мета «примета, родинка», меціць, болг. смя́там «считаю, полагаю», сербохорв. замиjѐтити «заметить». Сравнивают с др.-инд. mātíṣ «мера, правильное познание», abhímātiṣ «преследование, покушение», авест. māta- «измеренный, образованный», лат. mētior, -īrī «мерить, измерять», греч. μῆτις «совет, замысел, смышлёность», μητιάομαι «выдумываю», μητιάω «принимаю решение», др.-инд. mā́ti «мерит», русск. мера.
Итак, чтобы нечто заметить, нужно научиться метить, то есть мерить, измерять. Для того, чтобы что-либо измерить, нужно иметь правильное познание в мере. Но и этого недостаточно. Прежде чем иметь правильное познание, нужно иметь правильный замысел и уметь прислушиваться к советам, чтобы принимать правильные решения. Соединив все смысловые отпечатки опыта слова «замечать», можно сказать, что все сводится к мере, на основе которой развивается образованность, смышленность и правильное познание.

Наличие слова «правильный» снова обращает наше внимание на опыт поста, поскольку правильность или правота формируется из прямоты, а она, как мы выяснили, напрямую связана со способностью стоять в истине.

На уровне небесных созерцаний высшего истинного блага способность замечать суть неразрывно связана с утончением меры ума, а она, в свою очередь, со способностью воздерживаться от взглядов на мирское, то есть приподниматься над земным, облегчаясь, благодаря воздержанию, то есть отрешению ума, сердца и души от лишнего (см. подробнее видео о Воскресении). Тем самым, осуществляется смирение себя устремлениями к небесному знанию, откуда и возможно укрепиться в знании сути мироздания, обнимающей вместе земной и небесный миры в срединной истине Христа.

ДОМ БОЖЬЕЙ ВОЛИ

Царство Твоё — царство всех веков, и владычество Твоё во все роды.
Псалом 144
Душа, которая учится замечать и внимать небесное истинное благо, тем самым, приобщается к тайнам Небесного Царства. И чем больше ее проницает невесомая суть мироздания, тем сильнее в ней крепнет осознание красоты, благости и величия Божественного замысла, знания того, что миром незримо руководит милосердная рука Божьей воли, которая заботливо придерживает тех, кто прислушивается к ее советам и внемлет ее замыслам. Так постепенно, шаг за шагом узнавая ее влияние в своей жизни, душа учится вверять себя Божьей воли, тем самым, свою человеческую волю соотносить с Божьей волей. Воля человеческой души постепенно приручается волей Божьей, понимая, что лишь совершенство и мощь Того, кто создал мироздание, способен знать, что будет являться благом для души.

Взглянем на опыт слова «воля», чтобы полнее ощутить этот внутренний процесс.
ВОЛЯ – в научной этимологии принято относить это слово к древнему корню *uel/uol- «хотеть, желать»; «давить, собирать в кучу». Не вступая в полемику с учеными, основным древним корнем слова воля является *uei/uoi- «вить, свивать вместе», тот же, что и в словах вить, воин, вой, вино, вина. Вторая часть этого слова -ль- является древним суффиксом (дополнением), в котором скрыт образ литья, потока. Этот суффикс присутствует в таких словах, как доля, соль. В словах лить, лед, лен этот корень сохранился как основной. Сочетание корнесловных образов «вить, свивать» и «лить» порождает представление о воле как о свитке, духовном солитии двух несмешивающихся (неслитных) потоков: духовного устремления человека и потока вдохновения свыше. В Евангелии многократно упоминается о Воле Божьей, нисходящей на человека как поток вдохновляющей благодати. Например: «Вся мне предана суть Отцом моим: и никто же знает Сына, токмо Отец: ни Отца кто знает, токмо Сын, и ему же аще волит Сын открыти. Прiидите ко мне все труждающiися и обремененнiи, и Азъ упокою вы: возьмите иго мое на себя и научитесь от меня, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим: иго бо мое благо, и бремя мое легко есть» (Евангелие от Матфея, 11:27-30). Божье произволение вдохновляет человека на благие дела, сохраняя его волю свободной от принуждения и насилия. Исполнение высшей Божьей воли требует от человека не просто подвига, но духовного усовершенствования: возрастания над собой, победы над притягивающими его волю низменными влечениями. Человек, поступающий по-Божески, остается свободным, но воля его становится доброй и благой, то есть присущей добровольцам и благотворителям: «Бог же мира, воздвигший из мертвых Пастыря овец великого Кровию завета вечного, Господа нашего Иисуса Христа, да усовершит вас во всяком благом деле, чтобы сотворить волю Его, производя в вас благоугодное Ему через Иисуса Христа. Ему слава во веки веков! Аминь» (Апостола Павла послание к евреям, 13:20-21).


Как видим, Божья воля свивает, сливает два неслитных потока, порождая некий свиток/слиток как вдохновение свыше лишь после духовного устремления ввысь. Другими словами, чтобы человеческой душе услышать Божью волю, нужно духовно устремиться к ней.

Присутствующие в научной этимологии слова «собирать в кучу» помогут прояснить, что происходит с душой в этот момент.

Посмотрим на опыт слова «куча».
КУЧА Происходит от праслав. , от кот. в числе прочего произошли: укр. ку́ча, белор. ку́ча, чешск. kučе "куча; скирда (хлеба)", польск. kuczki мн. "кучки". Родственно лит. kaũkas "шишка", kaukarà "холм", kukulỹs "клецка", вост.-лит. kúoka ж., kúokas м. "дубинка", готск. hauhs "высокий". Ошибочно предположение о заимствовании из лат. сосhlеа "пучок" (Штрекель), а также объяснение из *kǫti̯а (ср. ст.-слав. кѫшта) "дом", т. е. первонач. "угол на склоне холма или горы, прикрытый листвой и ветвями"
Душа, призывающая Божью волю, ощущает, как делается высокой, то есть возвращающейся к некоему дому на склоне холма. Иначе говоря, Божья воля, собирая в «кучу» душу, сосредотачивает ее и приводит к дому на горе (см. подробнее об обители "Ядро спокойствия"), где ей открывается некий пучок. О чем идет речь? О той самой сути, которая в обители на высоте открывается как пучок смыслов, образов, слов, сплетенных между собой, которые и помогают уму различить вблизи и увидеть связи между тем, что ей являлось, пока она училась созерцать. Иначе говоря, лишь взывание к Божьей воле и смирение перед ее силой и мощью помогают человеческому уму разуметь более точно то, что до этого душа своими силами не могла собрать в «кучу» из-за своей природной немощи. Другими словами, именно в этот момент душа переживает милость Божьей воли. Посмотрим на опыт слова «миловать», чтобы увидеть внутренние ощущения, испытываемые душой.
МИЛОВАТЬ – как и слово МИЛЫЙ происходит от двух древних корней: *mei- «связывать воедино, смешивать в однородную массу» + *loi/*lei «литье, то, что слилось воедино». Сочетание этих корнесловных первообразов порождает единое представление о помиловании как об исцелении путем помазания целебной мазью. Этимологически однокоренными с МИЛОВАТЬ в приведенном стихе псалма Давида являются, с одной стороны, слова умастил и μεθύσκω /метуско/, восходящие к древнему корню *mei- «связывать воедино, смешивать в однородную массу», и, с другой стороны, елей – слово, образованное от корня *loi/lei. Согласно толкованиям святых отцов, под умащением главы подразумевается таинственное помазание святым миром главы и всего существа человека. Ученые-этимологи выделяют среди древних корней слов мировых языков протоиндоевропейский корень *meth /метх/ «сердцевина», первая часть которого *me(i) содержит образ связи и понимается как предлог «вместе с». В древнегреческом μεθύσκον /метускон/ «духовно насыщает, пьянит» корень *meth явно присутствует и указывает на суть МИЛОВАНИЯ: благодать, изливаемая Господом на человека, должна проникать в самую сердцевину его – в сердце. Чаша благодати Божьей – Сердце Христа, Кровью Которого утоляется жажда только тех человеческих сердец, которые, очистившись, открываются для Господа и включаются вместе с Ним в единую кровеносную систему вселенского милосердия. «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые (ἐλεήμονες /элеимонис/ - от того же корня *loi/*lei, что и МИЛОВАТЬ), ибо они помилованы (ἐλεηθήσονται /элеитисонтэ/) будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (От Матфея, 5:6-8). Первый корень слова МИЛОВАТЬ *mei- содержится в великом множестве слов мировых языков. Он, в свою очередь, восходит к еще более простому первокорню*me-/mъ-, который этимологи связывают с первообразами «мерить», «мера», «точка отсчета». Этот первообраз, по-моему, следует уточнить: «установление меры всем вещам». Производными от корня *me- признаются такие слова, как русские между, межа; греческие μέρος /мерос/ «доля, наследство, достоинство», μείρομαι /мейромэ/ «получить свою долю); английское measure /межэр/ «мерить»; латинское medius /медиус/«средний». Главное, что первый корень слова МИЛОВАТЬ содержит образ «точки отсчета всех измерений», или, точнее, образ Источника МИЛОСТИ и Начала мироздания – собезначального Бога. Связывая себя с Богом и будучи приближенным к Нему, человек испытывает на себе Милость Божию и сам, блаженствуя, становится проводником милости – МИЛУЮЩИМ. Отдаляя себя от Бога, человек подходит к жизни со своими мерками и стандартами. В итоге, он закономерно сам лишает себя милости Божией и делается немилосердным – жестоким и жаждущим благодати. «Не суди́те, да не судимы будете, ибо каким судом су́дите, таким будете судимы; и какою мерою мерите (μέτρῳ μετρεῖτε /метро метрити/, такою и возмѣ́рится (μετρηθήσεται /метритисетэ/) ва́м. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (От Матфея, 7:1-5). Второй корень слова МИЛОВАТЬ *loi/*lei содержится в таких славянорусских словах, как диалектное лой «жир, сало», сулой «лед на реке», слой; в старолитовском mildìngai /милдингай/ «дружески»; в английском mild /майлд/ «мягкий»; в древнегреческом ἐλαία /элайа/ «оливковое дерево». Образованное от этого корня древнегреческое слово ἔλεος /элеос/ «милосердие» вместе с производными является одним из самых частотных в текстах молитв на греческом языке и в Евангелии. «Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло (ἔλαιον /элеон/) и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам? Он сказал: оказавший ему милость (ἔλεος /элеос/). Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же» (От Луки, 10: 33-37).
Итак, как мы видим, милость Божьей воли становится целебной мазью, которая духовно насыщает и пьянит, поскольку в этот момент душа переживает состояние приобщения к сердцевине мироздания, ощущает себя причастницей кровеносной системы Вселенной, и потому становится мягкой, милующей, милосердной. Немаловажны для нас слова «средний и сердцевина», присутствующие в опыте этого слова, которые нас снова отсылают к прямому срединному пути, по которому душа двигалась до этого, прежде чем подняться через воздержание от мирского к восхищению ума до неба истинного блага.

Попадание в сердцевину мироздания душой переживается как возвращение домой, в состояние райского блаженства. Именно тогда душа ощущает, что ее словно нечто заботливо защищает и покрывает, укрывая от бремени мирской суеты, и создавая в душе мир.

Посмотрим на опыт слова «покров».
ПОКРОВ – славянское слово, пришедшее в русский язык вместе с великим двунадесятым праздником Русской православной церкви Покро́въ прест҃ы́ѧ влⷣчцы на́шеѧ бцⷣы и҆ приснодв҃ы мр҃і́и «Покров пресвятыя владычицы нашея Богородицы и приснодевы Марии», который празднуют 1 (14) октября. ПОКРОВ – это «калька» с древнегреческого названия праздника Σκέπης /Скипес/«сень, защита», имя существительное, производное от глагола σκέπω «скрывать (от палящего солнца) в своей тени, защищать, осенять». Образ КРОВА «крыши» и КРЫЛА (как убежища для птенцов: сравните «взять под крыло») присутствует как в древнегреческом, так и в русском корне этого слова.

ОМОФОР (мафорий), под которым находят убежище для молитв святые апостолы, преподобные и праведники. Греческое слово ὠμοφόριον /омофорион/ буквально означает «наплечная накидка»: от ὦμος /омос/ «плечо от шеи до локтя» и φόρος /форос/ «приношение, дань». Словом ОМОФОР в церкви теперь называют и плат (головной убор), покрывающий голову Богородицы на всех иконах, и наплечное облачение епископов, хотя корнесловно ПОКРОВ представляет собой действие покровителя-защитника, а ОМОФОР (мафорий) – ту «крышу», которую покровитель применяет для защиты своих подопечных. Взяв под свой покров народ Божий, земную Церковь, Приснодева Богородица не только ПОКРЫЛА всех херувимскими и серафимскими крыльями своего ОМОФОРА, но и взяла на свои плечи то тяжелое бремя материнской защиты своих чад от множества страшных бед и разрушений, которое неминуемо раздавит этот мир и погубит всех, если падет на непокрытые свыше человеческие головы. Образ этого бремени содержится во втором корне слова ОМОФОР: φόρος /форос/. Слово φόρος происходит от древнего корня *bher- «брать и нести», того же, что и в английском bear /беар/ «выносить (груз, тяжесть, страдания)»; в санскритском भरति /бхáрати/ «выносить (тяжести на плечах)»; в славянском брѣжда «беременная», в русских БРЕМЯ, БРАТЬ (на себя).

Это «силовое поле» ПОКРОВА, несущее в себе энергию Божьей благодати, было описано еще в Библии Ветхого Завета. Там это называется Премудростью Божией, или, по-гречески Софией: «Познал я все, и сокровенное (в греческом тексте κρυπτὰ /крипта/ - того же корня, что и ПОКРОВ) и явное, ибо научила меня Премудрость, художница всего (πάντων τεχνῖτις /пантон технитис/.Технитис – это буквально «ткачиха» - от того же корня, что и «ткать, текст, течь, ток»). Этот Дух наполняет энергией любви Божией (агапы) всех, кто пребывает в одном доме-храме с Премудростью. Под ПОКРОВОМ Премудрости Софии, который есть ОМОФОР Богородицы Марии, люди становятся «друзьями Божьими» (φίλους θεοῦ /филус Теу/), потому что восприемница Премудрости Богородица является тем чистым святым источником благодати Божьей, который обновляет, освящает и исполняет души людей «благолюбием и человеколюбием». В греческом тексте Премудрости Соломона эти два слова звучат как φιλάγαθον /филагафон/ и φιλάνθρωπον /филантропон/. Греческое слово ФИЛОС восходит к древнему корню *bʰil- «достойный любви (агапы)». Произошедшее от этого же корня латинское слово fīlius /филиус/ означает и «причастник, соучастник», и «житель дома», и «сын». Под ПОКРОВОМ Премудрости Богородицы рабы Божии становятся причастниками вечной жизни, жителями Церкви Христовой, наконец, они обретают сыновство Божие во Христе!
Как видим, Богородица покрывает, осеняет и защищает Божьи души, беря на себя бремя страданий человеческого мира, тем самым, помогая душе отдыхать в Божьем доме, чтобы она могла духовно насыщаться благодатью, даруемой Святым Духом через приобщение к кровеносной системе сына Человеческого – Христа и потому укрепляться в роли причастника Божьего промысла о мире.

Душа, обретающая себя в новой роли, впитывая суть мироздания, начинает все полнее уповать на Божью волю.

УПОВАНИЕ НА ПРОМЫСЕЛ БОЖИЙ

Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду.
Иер.29,11
Посмотрим на опыт слова «уповать».
УПОВАТЬ упова́ть — а́ю, укр. упова́ти, др.-русск., ст.-слав. оупъвати ἐλπίζειν, θαρρεῖν (Остром., Супр.), болг. у́фам се, сербохорв. у̏фати се, у̏фа̑м се, словен. ȗpati, ȗраm, чеш. doufati «надеяться», слвц. úfаt᾽ sа, польск. ufać, чеш., слвц. pevný «крепкий», польск. рwа «надежда», реwnу «надежный». Сравнивают с др.-инд. pávatē, punā́ti «очищает, искупает, проясняет»
Как видим, упование непосредственно связано с надеждой, которая укрепляет (см. подробнее "Укрепляясь духом"). Почему? Потому что приобщение к кровеносной системе Христа очищает, искупает человеческую душу и проясняет ум, сердце (см. подробнее об искуплении "Плод покаяния")

Очищенная душа, выкупленная из плена грешного мира, проясняется, чтобы стать причастником Божьего промысла.

Посмотрим на опыт слова «промысел», чтобы проникнуться этим внутренним ощущением.
ПРОМЫСЕЛ / ПРОМЫСЛ – состоит из двух частей: приставочная про- и основная мысл(ь). С одной стороны, в церковном обиходе издревле употребляется наречие ПРОМЫСЛИТЕЛЬНО «судьбоносно». Первая приставочная часть ПРО- происходит от древнего корня *prae- «сквозь», «через», к которому восходят слова право и прямо – «сквозное движение по оси времени и пространства». Этот же древний корень, сохраняющий образ прямолинейного движения сквозь время и пространство, воссоздается этимологами и в ином виде: *per- «передний, первый». Согласно Библии, с самых первых шагов человечества началась борьба за первенство между двумя первыми родами ПРОМЫШЛЕННОСТИ: земледелием первенца Каина и скотоводством его младшего брата Авеля. Авель принес Богу первую жертву от плодов своего ПРОМЫСЛА: πρωτοτόκων /прототокон/. Жертва Каина была иной: не первой и не прямо принесенной: προσενέγκῃς /просиненкес/, то есть кривой, лукавой – левой. Такие жертвы еще называют подкупом и взятками. Жертва Богу была ПЕРВЫМ делом в ПРОМЫСЛЕ Авеля, а у Каина – второстепенным. Слово ПРОСОПОН «лицо» является одним из ключевых во всем тексте Священного писания. Оно состоит из двух частей: πρός /прос/ «прямо к» +‎ ὤψ /опс/ «глаз»). Первая приставочная часть πρός /прос/ является составной. Она состоит из двух приставок: ПРО- «прямо» и съ- «приближение к, сочетание». Первоначально ПРОСОПОН-лицо мыслилось как первая, передняя и главная часть человека, которая должна быть всегда обращена прямо к Богу. Иначе говоря, первый древний корень слова ПРОМЫСЕЛ: ПРО- содержит в себе образ «прямое обращение человека к Богу-Отцу». Почему? – Потому что иначе человек потеряет лицо, то есть богоподобие и прямую духовную связь с Богом в душе. ПРОМЫСЛ Божий связан в Священном писании не только с прямым проникновением сквозь время пространство (ПРО-), но и с тем, что греки назвали словом νοῦς /нус/ «мысль, разум, ум». Античные и современные философы определяют Нус-Ум одинаково: «обобщение всех смысловых, ра́зумных и мыслительных закономерностей, царящих в космосе и в человеке»; «начало сознания и самосознания в космосе и человеке, принцип интуитивного знания – в отличие от рассудочного знания (дианойя)». В новую эру после Рождества Христова главным для каждого ПРОМЫШЛЯЮЩЕГО и заботящегося о земных благах человека – не уподобиться Каину и не начать печься о смертной плоти более, чем об угождении Богу: «Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти; но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения (в оригинале προνοιαν /пронойан/ ПРОМЫСЛА) о плоти не превращайте в похоти» (Римлянам, послание апостола Павла, 13:12-14). Спасительная жертва Христа привела к тому, что ПРОМЫСЕЛ Авеля, угодный Богу, возродился в христианах и стал вновь действовать во всем мире в соотвтетствии с ПРОМЫСЛОМ Божтим о каждом из нас. Именно этому привитию к прямой оси мироздания – к Любви и Млосердию Божию, учат апостолы. Оказывается, истинная и единственно правая цель любой ПРОМЫШЛЕННОСТИ – это преумножения добра и благоденствия для всех людей.
Как видим, опыт слова «промысел» снова напоминает нам о прямом, сквозном движении по срединной оси мироздания, соединение с которой приближает к Богу, сочетает мысль и ум с интуитивным знанием, то есть приобщает душу к знанию судьбоносных событий. Иначе говоря, весь предыдущий путь, пройденный душой к истинному благу, терпеливо подготавливал душу идти прямым, срединным путем.

Осталось сказать о почтительном молчании, которое присутствует в опыте слова «говеть». Молчать значит не подавать о себе вестей; не давать о себе знать. Душа, вверившая себя Божьей воле, ставшая приобщенной к знанию сути мироздания, смиренно и почтительно молчит, то есть лишь смотрит, слушает, внимает, ибо то, что ей является превыше слов.
А теперь воссоздадим путь, пройденный душой. В состоянии поста душа, очищаясь и становясь облегченной от лишнего груза, учится направлять свои мысли вверх, позволяя им течь, что помогает уму совершить поворот и начать обращать внимание на небесное, чтобы учиться замечать суть, то есть смотреть духовными очами правильно - прямо вверх. Учась внимать суть мироздания, душа все сильнее осознает благость, величие и мощь Божьего замысла, и потому постепенно начинает вверять себя Божьей воле, полагаться на советы Всевышнего, понимая, что именно Он способен лучше знать, что будет благом для нее. Тем самым, человеческая воля, свиваясь с небесной, собирается в «кучу», то есть приводится к дому на холме, где ей раскрывается суть через пучки смыслов, образов и слов. В этот момент душа ощущает милость Божьей воли, ведь разрозненное внезапно складывается в целостную картину сути мироздания, обнимающей в срединной истине Христа два мира – невидимый и видимый. Душа, созерцая в доме на горе таинства Небесного Царства, ощущает себя под защитой, осененной покровом Божьей Матери, которая берет на себя бремя всех человеческих страданий, позволяя душе духовно насыщаться благодатью, даруемой Святым Духом через приобщение к кровеносной системе Сына Человеческого – Христа, а через нее к истинной сути мироздания. Душа, впитывая в себя небесные яства, все сильнее уповает на Божью благодать, то есть укрепляется в надежде, ведь, находясь в доме Божьем, все сильнее очищается, искупается и проясняется ум, сердце и разумение. Очищенная благодатью душа становится причастником Божьего промысла, то есть приобщается к интуитивному знанию судьбоносных событий и потому почтительно замолкает в смиренном трепете перед величием, мощью и благостью Всевышнего. Приобщившись к вдохновению свыше, душа переживает благословение, или иначе горение величественным сиянием, бесконечным блеском тверди небесного света и именно в этот момент ее лик озаряется сильным чувством благоговения перед гением Бога - Творца.
*Этимология слов взята с сайтов Викисловарь и словаря-справочника pervobraz.ru

Вам может понравиться

Close
У вас есть вопросы?
Свяжитесь со мной.
Буду рада вам помочь)

с уважением,
Екатерина Макаревич,
основатель The Virtuoso
Telegram
Messenger
Phone