"В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО, И СЛОВО БЫЛО У БОГА, И СЛОВО БЫЛО БОГ" (Ев.от Иоанна)
«Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» – (Ин. 6, 51))
СЛОВА
МИССИЯ
ОБ АВТОРЕ
Однажды Слово заговорило со мной. Привычные слова ожили, приоткрыв свои потаенные покои, в которых притаилось небывалое сокровище - сама Жизнь.

Это сокровище ценнее, чем все несметные богатства, чем все привилегии и социальные статусы. В Слове заложено куда больше - живой опыт истории человеческой цивилизации длиною больше чем две тысячи лет. Застывшая форма слова лишь слепок, но при внимательном взгляде, чутком вслушивании и бережном отношении Слово способно подарить настоящее переживание Жизни.

В меру своих сил и возможностей мне хочется оживить Слово, вдохнув в него хотя бы крупицу живого опыта, что однажды претворилось в привычную для нас форму.

Миссия этого проекта кроется в интуиции, что именно в переживании Слова как реального опыта и находится та незаметная тропинка, которая выводит человека за пределы языка в пространство предсловесной, образной реальности, внутри которой и происходит чудо сотворения, приводящее к гармонии душу и плоть, разум и сердце, мысль, чувство и ощущение, человека и Бога. Возможно, неслучайно в древних текстах различных цивилизаций пятым элементом называли Логос...

С трепетом начинаю этот проект, надеясь на благосклонность и терпение читателей, понимая, что не удастся объять всю полноту и красоту той подлинной образной реальности Жизни, и смиренно вслушиваюсь в Слово, чтобы засвидетельствовать его кроткий, но настойчивый голос.
— Екатерина Макаревич
МИССИЯ
Однажды Слово заговорило со мной. Привычные слова ожили, приоткрыв свои потаенные покои, в которых притаилось небывалое сокровище - сама Жизнь.

Это сокровище ценнее, чем все несметные богатства, чем все привилегии и социальные статусы. В Слове заложено куда больше - живой опыт истории человеческой цивилизации длиною больше чем две тысячи лет. Застывшая форма слова лишь слепок, но при внимательном взгляде, чутком вслушивании и бережном отношении Слово способно подарить настоящее переживание Жизни.

В меру своих сил и возможностей мне хочется оживить Слово, вдохнув в него хотя бы крупицу того изначального опыта, что однажды претворилось в привычную для нас форму.

Миссия этого проекта кроется в интуиции, что именно в переживании Слова как реального опыта и находится та незаметная тропинка, которая выводит человека за пределы языка в пространство предсловесной, образной реальности, внутри которой и происходит чудо сотворения, приводящее к гармонии душу и тело, разум и сердце, мысль чувство и ощущение, человека и Бога.

С трепетом начинаю этот проект, надеясь на благосклонность и терпение читателей, понимая, что не удастся объять всю полноту и красоту подлинной образной реальности Жизни, и смиренно вслушиваюсь в Слово, чтобы засвидетельствовать его кроткий, но настойчивый голос.

- Екатерина Макаревич
автор проекта
Екатерина Макаревич
Филолог, журналист, методолог и организатор культурно-просветительских курсов и проектов. Основательница The Virtuoso.

Сфера интересов: философия слова, этика добродетелей, эстетика образов.
Екатерина Макаревич
Автор проекта
Филолог, журналист, методолог и организатор культурно-просветительских курсов и проектов. Основательница The Virtuoso.

Сфера интересов: философия слова, этика добродетелей, эстетика образов.
Как же завораживает путь преображения дитя Духа – Души... Можно ли в словах увидеть, как происходит творческий процесс вечно обновляющей жизни в душе, увидеть путь невесты наверх, в горний мир, в родной дом Духа Творца. Попробуем наметить основные точки в этом удивительном путешествии души.
СОДЕРЖАНИЕ ДУШИ
Основатель The Virtuoso, филолог Екатерина Макаревич об остром опыте краеугольного камня, ткачестве духом и легком бремени духовного образца
ДУША — Того же корня, что дышать, дух, дохнуть, дуть.
Опыт слова «душа», как видим, того же корня, что и дух, дышать, дуть. Иначе говоря, душа вдыхает то, что дух выдыхает, а значит, ключ к раскрытию содержания души зависит от того, что именно душа вдыхает, что позволяет впускать в себя.
СОДЕРЖАНИЕ Происходит от глагола содержать, далее от церк.-слав. съ-дрьжати, далее из праслав. *dьrźati, от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. дръжѫ (др.-греч. κατέχω, κρατέω), русск. держать, укр. держати, болг. държа́, сербохорв. др̀жати, словенск. dŕžati, чешск. držet, словацк. držať, польск. dzierżyć, в.-луж. džeržeć, н.-луж. źaržaś. Далее, вероятно, родств. авест. dražaitē (инф. drāǰaŋhe) «держать, иметь при себе, вести», греч. δράσσομαι, атт. δράττομαι «обнимать, хватать». От этих форм отделяют формы на индоевр. dh- и gh: др.-инд. dŕ̥hyati «он крепок», dŕ̥hati «делает крепким», dr̥ḍhás «крепкий», авест. darǝzayeiti «связывает, привязывает», dǝrǝz- ж. «связь, узы», лат. fortis, стар. forctis «сильный, храбрый», лит. diržtù, dir̃žti «становиться жестким, твердеть».
А вот опыт слова «содержание» подсказывает, что содержание есть связь и узы, возникающие в результате того, как нечто со-держится, то есть держится вместе с кем-то. А теперь применим это к душе. Раз душа происходит из духа, то можно предположить, что речь идет о том, что содержание души зависит не только от того, что вдыхается, но и как духовно вдыхаемое со-держится в душе, то есть создает связи и узы. А вот это уже прерогатива души. Иначе говоря, именно дух, выдыхая, запускает процесс актуализации содержания души, части которой при взаимодействии с духом, упорядочиваются, связываются между собой, создавая пространство содержания души.

Это вполне объяснимо, ведь человек на собственном опыте знает, что природа души текуча и сколько ни пытайся ее систематизировать и познавать, душа каждый раз удивляет исследователя, раскрывая перед ним все новые горизонты. В своей текучести душа переливается, мерцая просвечивающим небесным сиянием, подмигивает скользящими по ее преображающей сущности огнями. И все для того, чтобы подсказать изумленному исследователю, что все ее вещество существует лишь во взаимной связи, в соотношениях с духом, что лучшее в ней есть сияющее отражение лучистой природы духа, вдыхающей в нее свет и тем самым упорядочивающий еже мгновенно ее содержание. Другими словами, содержание души есть вечно обновляемое вдыхание духовного озарения, при свете которого осуществляется жизнь в душе, укрепляющая ее связь с духом.

И тогда внутреннее значение слова «содержание» приобретает новые краски. Становится ясно, что именно дух, держа при себе душу, ведет ее, и в этом пути душа, как невеста, ведомая к жениху своим Творцом-Отцом Святым Духом, преображается, делаясь сильной, храброй и крепкой.

к вершине духа

Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лицо Его, как солнце, сияющее в силе своей.
Откровение Иоанна 1 глава – Библия
Слово «храбрый» присутствует в опыте слова «содержание», поэтому начнем наше путешествие с него и приглядимся к опыту этого слова.
ХРАБРЫЙ Происходит от праслав. *хоrbrъ, от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. храбръ (πολεμικός, φοβερός; Супр.), русск. храбрый, укр. хоробрий, белор. храбры, болг. хра́бър, хра́брен, сербохорв. хра́бар, ж. хра́бра, ср. р. хра́бро, словенск. hrábǝr, чешск. chrabrý, стар. также chabrý, польск. chrobry, в.-луж. khrobły, н.-луж. chrobry, кашубск. Chrabrowo (местн. н.). Праслав. *хоrbrъ — возм., из *хоrbъ под влиянием слов dobrъ, bystrъ, ostrъ; родственно латышск. skar̂bs «острый, суровый», др.-исл. skarpr «острый». Русск. храбрый — из церк.-слав., при исконнорусск. хоро́брый.
Древние языки подсказывают, что храбрый родственен по своему внутреннему опыту - острому. Взглянем внимательнее на слово «острый».
ОСТРЫЙ Происходит от праслав. *ostrъ, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск., ст.-слав. остръ (др.-греч. ὀξύς), русск. острый, укр. о́стрий, го́стрий, белор. во́стры, болг. о́стър, чак. о̏шта̑р, оштра̏, о̏штро, словенск. óstǝr, óstra, óstro, чешск., словацк. ostrý, польск. ostry, в.-луж. wótry, н.-луж. wótšу; восходит к праиндоевр. *ak'-. Родственно лит. aštrùs «острый», др.-лит. aštras, латышск. диал. astrs «конский волос», др.-инд. ác̨riṣ ж. «край, угол, грань, лезвие», ac̨ániṣ ж. «острие стрелы, метательное оружие», др.-греч. ἄκρος «верхний, крайний», ἄκρον «вершина, край, конец», лат. āсеr «острый», арм. аsеɫn «игла», др.-ирл. ēr «высокий» (*aḱros), алб. áthëtë «терпкий, кислый», а также греч. ὄκρις ж. «острие, вершина горы», лат. осris «mons confragosus», ср.-ирл. осhаr «угол, выступ».
В остроте, как видим, множество слов. Но все они вместе рисуют в воображении целостный образ высокой горы, имеющей пик или вершину, острый край или грань которой напоминает острие стрелы.

Прикоснемся еще к одному слову - «край», ведь вершина горы олицетворяет собой крайнюю точку восхождения, на пике которой и проясняется внутренний опыт остроты.
КРАЙ – в этимологических словарях это слово возводится к единому древнему корню *(s)ker- «резать, оделять», тому же что и в словах скорняк, кроить, корнать. Этот древний корень – составной, восходящий к двум древнейшим корням: къ- «присоединение» и *rъ- «резать, разделять». Сочетание этих корней порождает единое представление о крае: грань, граница, единый надел отрезанный от соседней стороны границей. Слова грань, граница и черта находятся в близком «ветвенном» родстве с КРАЙ, восходя к образу «межевание резанием, место разделения». Ранее в славянских языках был однокоренной глагол крити «резать на куски». В древнегреческом языке однокоренными являются слова κρίσις /кризис/ «решение» и κρίνω /крино/ «различаю, сужу»; в санскрите однокоренное कर्तित /картита/ «разрез, резать». Корнесловно КРАЙ родствен к тому же первообразу, что и в слове КРОВЬ «соединение разделенного». Часто в Ветхом Завете говорится о «возложении жертвенной крови на край уха очищаемого и посвящаемого»: «и заколет овна в жертву повинности, и возьмет священник крови жертвы повинности, и возложит на край правого уха очищаемого» (Левит, 14:14). Единственный, не имеющий пределов и краев, сохраняющий связь с человеком, находящимся даже на краю гибели, или в других крайних обстоятельствах, согласно Священному писанию, - Господь Бог: «Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, — и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя.
Как видим, первоначальный корень слова «край» связан с «резать, разделять», тому же, что и в словах скорняк, кроить, корнать. Сочетание этих корней порождает единое представление о крае: грань, граница, единый надел, отрезанный от соседней стороны границей. Другими словами, острый пик вершины разделяет пространство, создавая межу или границу, внутри которой нечто происходит. Для того, чтобы ощутить, как важно слово «край» для нашего путешествия, можно вспомнить о краеугольном камне, являющимся основанием созидания небесного храма для христианства:
Апостола Петра послание 1, 2:1-8
Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство, и лицемерие, и зависть, и всякое злословие, как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение; ибо вы вкусили, что благ Господь. Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом. Ибо сказано в Писании: вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится. Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень претыкания и камень соблазна, о который они претыкаются, не покоряясь слову, на что они и оставлены.
Итак, краеугольный камень является высшей точкой, главою угла (вершины) живого камня, но он же и разделяет, становясь камнем преткновения или камнем соблазна, тем самым не пуская на его вершину тех, кто не покоряется слову Божьему. Но как осуществляется это различение для души духом. Давайте попробуем представить.

Краеугольный камень, как уже было сказано, является основанием, некоей границей, вратами, перед которыми человек оказывается, встречаясь со Словом Божьим. В самом начале, исследуя опыт «содержания души», мы выяснили, что жизнь души напрямую связана с Духом, который творит, ведя за собой, содержание души. А поскольку Дух Творца это и есть Бог Творец, вдыхающий в человеческую душу жизнь через Слово, являющееся плодом его животворящей силы, то слова «возлюбите чистое словесное молоко» - очень точное обозначение стремления души возлюбить, то есть увидеть в Слове Божественное Благо. Но, поскольку Бог, прежде, приходит к душе в состоянии тишины и уединении (у-единения души с духом) через внутреннее духовное озарение, то очищение души происходит от способности различать внутренним слухом и взглядом то, что проникает в сердце как острый, потому что точный, опыт озарения.

Применяя этот внутренний опыт к образам, можно его живописать так: для того, чтобы ощутить духовный опыт озарения, душа восходит к вершине духа и там, на остром пике, оказывается перед краеугольным камнем, границей, отделяющей мирское от духовного. Касание краеугольного камня для души это и есть получение острого опыта, который пронзает своим пиком и тем самым осуществляется вхождение в сердце благодати, выводящей душу за пределы (разделение внешнего и внутреннего человека) понимания мирского знания и приближающей душу к дому духовному, к знанию небесному. А вот границей краеугольный камень считается потому, что человек боится отпустить, расстаться с мирским ради духовного царства, и довериться вечному творческому истоку. В этой ситуации живой камень превращается в камень преткновения. Если душа, оказываясь перед ткачеством духом, отказывается испытать этот острый опыт, то спотыкается. Так дух дает подсказку, что именно в этом месте спрятана граница, тот самый краеугольный камень, отделяющий мирское от духовного, а спотыкание происходит оттого, что человек, попадая в это место, делает не тот выбор, который ждет от души дух.

Более детально описывает этот опыт слово «соблазн». Взглянем на него.
СОБЛАЗН – согласно данным современной научной этимологии, восходит к основному древнему корню *bʰleh₂- «сновать туда-обратно», и далее к производному от этого образа корню *bhlag- «бить». К этому корню восходят латинские flāgitō /флагито/ «бить бичом», flagrum «бич». Соблазненный человек, подобно петушку из древней сказки о петухе и лисе, в ответ на призыв лукавой искусительницы «выгляни в окошко, дам тебе горошка» легко выскакивает из себя и оказывается жертвой соблазна. Придя в себя, то есть отрезвев после соблазна люди начинают каяться, зарекаться, заниматься самобичеванием и давать слово больше не «ходить налево» и не «терять голову». Представление о СОБЛАЗНЕ как об искушении, в котором человек забывается и временно теряет себя, устойчиво связано в истории русской культуры с древнегреческим словом σκάνδαλον /скандалон/ «скандал».
Как видим, соблазн восходит к основному древнему корню «сновать туда-обратно». Представим себе ситуацию, когда душа, находясь на пике краеугольного камня, получает острое знание, выходящее за пределы века сего. И в этот момент век сей, который всего лишь мгновение вечности, но забывший об этом, пытается соблазнить душу человека следовать за ним, то есть начать заниматься суетой, временным, побуждая «сновать туда-обратно», тем самым, стараясь увлечь душу сойти с краеугольного камня. И вот тут, душа, по наивности не знающая, как происходит соблазн, может вспомнить о слове «содержание». Как помним, в опыте этого слова присутствуют слова крепкий, храбрый, сильный. Единственный способ сохранить душу - вырваться из тесных суетных уз соблазна – вспомнить о связи с духом, которая единственная подлинно преображает душу и делает ее счастливой, то есть делает ее благой частью.
СЧАСТЬЕ – восходит к двум древним корням: приставочный *sъ- «благой, добрый» и основной *(s)kei- «отрезать, отрубить (кусок)». В сочетании корнесловных образов рождается представление «благая часть» или «добрая доля» - хорошая УЧАСТЬ.
Иначе говоря, возрождение духовной связи души с духом после соблазна означает с еще большей силой возлюбить чистое словесное молоко, приходящее вместе с духом, то есть усилить, укрепить связь души и духа, вдыхающим в нее жизнь и тем самым, возжелать вернуться в родной дом – горний мир.

живой камень

И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его.
Бытие 28 глава – Библия
После возвращения души в точку пика, на острие краеугольного камня, душа уже иначе относится к небесной границе, ставшей снова для нее видимой.

И поскольку краеугольный камень есть вход в иное пространство, в измерение, внутри которого душа ткется духом, приглядимся к самому слову «камень», возможно, оно подскажет нам, что происходит на другой стороне, скрытой от посторонних взглядов.
КАМЕНЬ - от древнего сочетания корней *ak-men (ак-мен), где приставочный корень *ak- означает «острие, пик, высшая точка». Основной корень *men этимологами не разъясняется. По нашему предположению, *men – это древний корень *me(n)ses «месяц (серп луны)», «луна» - тот же, что в славянорусском месяц, англ. moon «луна», санскритском *masah «луна». По предположениям некоторых этимологов, этот корень восходит к древнейшему *me- «мера измерения», поскольку мерой измерения времени ранее служили фазы луны. Слово камень явно содержит в себе образ снисхождения с неба на землю. Этимологически родственными русскому слову камень являются индийское *asman «небесный камень, небо», персидское *асман «небо» и древнегреческое ακμή (акмэ) — «высшая точка, вершина», и производное от акмэ *акмен – «наковальня, небесный камень».
Как видно, слово «камень», как и слово «острый», рисует образ пика, острия высшей точки, которая, в свою очередь, открывает иную меру измерения. Индийский опыт этого слова дополняет значением «наковальня, небесный камень». Другими словами, внутри этого измерения происходит непрекращающаяся ковка небесного мира, то есть мироздания.

Каким же образом? Чтобы приблизиться к ответу на этот вопрос, взглянем на опыт слова «точка», ведь острие живого камня колет душу человека в самое сердце, тем самым создавая подобие живой точки, сердечной раны, которая пробуждает душу, помогая узреть ей нечто преображающее.
ТОЧКА Происходит от праслав. *tъčьka, от кот. в числе прочего произошли: сербск.-церк.-слав. тъчька, русск., укр. точка, болг. точка, чешск. tečka; связано с *tъknǫti (см. ткать, ткнуть).
Опыт слова «точка» связан с опытом ткачества. То есть высшая точка, острие живого камня ткет узор души, возвращая душу к первоначальному, преображенному образцу.
УЗОР Происходит от др.-русск. узоръ (с X-XI в.), из у- + зреть «смотреть».
Смысл, скрытый в слове «узор», помогает прояснить, как это происходит. Как видим, узор души создается тем, на что мы смотрим. Душа, узрев внутренним взором дух, получает в качестве благодатного дара острый опыт, ткущий в ней образец. Милосердие духа состоит в том, что явленный душе образ помогает впоследствии воплощать его в творческом усилии, становясь путеводной звездой и ориентиром в повседневной жизни, являться причиной связи с духом и быть способом, уберегающим душу от возникающих соблазнов и искушений века сего.
ОБРАЗ – приставочный древний корень: *opi- (об-) «вокруг», «около», «вслед». Основной корень *or-dh(-раз) восходит к представлению о действии: «разить/резать», «отделять», «разрешать». Образ – это отглагольное имя существительное, называющее итог действия. Живое представление о действии, порождающем образ: «отделение от окружающего резанием», «отрешение от лишнего». Этимологически однокоренными и близкородственными образу являются слова образец, (пре)ображение, образовать. Образовывать – значит, вырезать по линии (контуру) образца. Законченным образ становится только после возвращения резца в точку начала резания. «Плотник, избрав дерево, протягивает по нему линию, остроконечным орудием делает на нем очертание, потом обделывает его резцом и округляет его, и выделывает из него образ человека красивого вида, чтобы поставить его в доме» (Исайя, 44:13). Словесная ткань, из которой в человеческой душе выкраивается живой образ «внутреннего человека», называется текстом (ср. текстиль). Текст внутреннего мира человека соткан из слов. Живые связи между внутренними словами нуждаются в постоянной обрезке – отрешении от ложных представлений. Образование невозможно без конкретного образца и точного образующего живого слова - резца. Уподобление живому образцу – преображение - происходит путем живого подражания ему (раз/раж – историческое чередование согласных в одном корне).
В Живом пути души уже исследовался опыт слова «образ», в данном путешествии уточним подробнее, почему внутренний образец так необходим для ткачества содержания нашей души. Итак, образ образовывает, отделяя душу от лишнего остроконечным орудием (снова острый конец), но для нас важно еще одно слово, входящее в семантический ряд этого слова – разрешать. Образовывая, образ разрешает. Возникают два парадигматических вопросов: Отчего и Что? Оба эти вопроса создают целостный смысл – образ разрешает от, то есть освобождает (отделяет), и разрешает, то есть допускает к. Можно сказать, что острый опыт духа освобождает душу от внешнего человека и образовывает, то есть допускает к созиданию внутреннего человека. Другими словами, любое созидание есть открытие чего-то легкого и освобождение от чего-то сковывающего.
Матфея 11:28-30
Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко.
То есть остроконечное орудие духа, в качестве которого выступает живой краеугольный камень, образовывает нового человека, освобождая его от уз старого, ветхого. Этот внутренний опыт можно ощутить, если взглянуть на слово «отверстие», ведь рана, получаемая в результате острого опыта, напоминает пространство, разрешенное, то есть освобожденное от уз внешнего мира.
ОТВЕРСТИЕ Происходит от глагола отверзать (отверзнуть), далее от ст.-слав. отврѣти «открыть», отвръстъ, прич. прош страд. Из от- и верзать, от др.-русск. вьрзати «вязать», ср.: укр. отве́рзтися «открыться», церк.-слав. отврѣшти, отвръзѫ «отвязать», уврѣщи «связать», болг. въ́ржа, въ́рзвам «вяжу», сербохорв. вр́сти се «торчать», завр́сти, завр́зе̑м «привязываю», словенск. vŕzniti, vȓznȇm «открываю»; другая ступень чередования гласного: укр. воро́за «бечевка», павороз — то же, польск. powróz «веревка», русск. повересло́ «завязка», в.-луж. powŕesɫo «соломенный жгут»
Как видим, отверстие отверзает, отвязывает, тем самым, нечто открывает. Если вспомнить любой опыт страдания, испытываемый нами, то, находясь внутри этого состояния, мы чувствуем в нашей душе рану, - то, что связывало нас с другим человеком, сферой, группой людей, социальным миром – все это вдруг, после разочарования, (разрешились чары) привело к пустоте. Словно мы что-то потеряли... И в этот момент инстинктивно хочется найти кого-то другого, того, кто смог бы залечить рану, заполнить внутреннюю пустоту, снова завязать узы, лишь бы не чувствовать этого опустошающего страдания. Но! Что если это страдание, эта рана и есть тот самый острый опыт, получаемый нами от краеугольного камня, который помогает открыть связь иного рода – зародить легкие узы души с духом. И эта духовно-душевная связь помогает узреть новый образец взаимоотношений, открыть новую меру измерений в общении с другими людьми. То есть можно сказать, что страдание – это освобождение от внешних чар века сего, чтобы помочь душе прикоснуться к связи интимной, глубинной, любовно питающей и милосердно дарящей радостный опыт благодати от укрепления связи с духом.
Марка, 7: 33-35
Иисус, отведя его в сторону от народа, вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, коснулся языка его; и, воззрев на небо, вздохнул и сказал ему: «еффафá», то есть: отверзись. И тотчас отверзся у него слух и разрешились узы его языка, и стал говорить чисто.

Легкое бремя Образца

Смотри, сделай их по тому образцу, какой показан тебе на горе.
Исход, глава 25
Душа, открывшая радость уз с духом, обретающая, благодаря острому опыту краеугольного камня, образ нового образца, разрешающий от уз ветхого человека и созидающий в ней нового внутреннего человека, получает легкое бремя. Что это за бремя, и почему оно легкое, постараемся разобраться.

И первым ключом, разъясняющим смысл легкого бремени, даруемого духом, станет слово «водить/вести». В самом начале путешествия внутрь слов, когда исследовался опыт слова «содержание», мы уже говорили, что душа со-держится духом, который ведет невесту-душу за собой и благодаря этому пути, душа упорядочивается, собирается, тем самым, ее содержание приводится к гармонии.
ВОДИТЬ/ВЕСТИ – этимологи возводят этот глагол к древнему корню *hwed- «приданое невесты», тому же, что и в славянском слове вѣно «плата за невесту, приданое невесты». В средние века глагол вѣновати, вѣнити означал «продавать». К этому же корню относят и древнегреческое ἕδνον /hédnon/ «приданое невесты». Древний корень *hwed- является вариантом-«перевертышем», зеркальным звуковым отражением более древнего корня *wedʰ- «влечь за собой», того же, что и в санскритских словах वधू /вадху/ «молодая жена (которую муж ПРИВЕЛ в дом)», विधा /видха/ «выкуп, плата за невесту», विधि /видхи/ «ведомый и водитель (одно из имен Брахмы в индуизме)». В древнегреческом языке Евангелия есть глагол оδηγώ /одего/ «водить», который является сочетанием двух корнесловных представлений: ὁδός /одос/ «путь» и ἄγω /(х)аго/ «вести за собой, руководить»: «Сказал также им притчу: может ли слепой водить (ὁδηγεῖν /одегин/) слепого? не оба ли упадут в яму?» (От Луки, 6:39). Среди древних корней, содержащих образ движения, этимологи различают еще один, ветвенно родственный ВЕСТИ: *weǵʰ- «везти». Кроме глагола ВЕЗТИ к корню *weǵʰ- ученые возводят такие славянорусские слова, как ВОЖЖИ, ВЕС(ИТЬ), ВЕСЛО, ВАГА «вес», ВАЖИТЬ «весить», ВАЖНЫЙ «имеющий большой вес». Когда человек ВЕДЕТ себя тем или иным образом, ВАЖНОСТЬ, то есть весомость этого образа (образца поведения) для души имеет очень большое значение. Важный образец влечет к себе душу, привлекает внимание и вовлекает ее в свою орбиту. Неслучайно в польском языке внимание называют однокоренным с ВАГА словом uwaga /увага/. Весомые на наш взгляд образцы не только привлекают внимание, но и притягивают волю – влекут за собой, направляя ПОВЕДЕНИЕ. Важный для души образ становится ПОВОДОМ для поступков, изменяющих жизнь.

Как видим, разные языки сохранили большой спектр слов, связанных с корневым словом «водить»: руководить, вожжи, весло, вага, вес, важный, поведение, повод. Все они, по своему первообразу, связаны с одним смыслом – «плата, выкуп за невесту». Каждое из слов ведет невесту-душу и тем самым, получает плату, а вот, какую, – зависит от направления и чистоты образца ведущего и невинности ведомого. А поскольку дух любит душу высокой и чистой любовью, ведь хочет для нее только блага, поскольку создана она первоначально по образу и подобию Творца и Святого Духа, то именно получение внутреннего опыта ведения духом, наиболее облагораживает, очищает и возвышает душу.

Образец, который ткется в душе духом, и есть подлинный руководитель, который ведет душу, облагораживает поведение человека, является поводом для совершения добрых поступков, обладает наибольшим весом и придает жизни смысл, поскольку душой обретается важная цель.

Каждый из нас, хоть раз в жизни, следовал за кем-то/чем-то, будь то руководитель, идея, учитель, и каждый из этих опытов, безусловно, важен для нас. Ведь в результате мы уточняли образец собственной жизни, учились различать, совершенствовали внутренний образец путем проб и ошибок, радостей и разочарований, но однажды все равно понимали, что чего-то не хватает…. и говорили себе в моменты саморефлексии: «Да, все отлично, но…» А если учились у святых или мудрых людей, то они наверняка напоминали своим ученикам, насколько лучше для души открыть связь именно с внутренним образцом – духом.

Стремление к образцу - естественное и врожденное желание души, но образцы бывают внешние, а бывают внутренние. Внешний образец зачастую лишь временная, в определенные периоды важная и нужная, но все же замена духовному образцу. Внутренний оригинальный образец ткется духом в нашей душе, и только для нас. И потому его созидание становится самым важным в жизни – ведь создаваемый образец чутко улавливает наши таланты и способности, милосерден к нашим ошибкам, становится мудрым и любящим учителем, ведь верен лучшим устремлениям и безоглядно помогает совершенствовать дитя-душу, потому что по-настоящему любит и знает ее подлинную, невинную первозданность, к которой нужно только дойти…

Проснуться в Боге

Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.
Евангелие от Матфея 26 глава – Библия
Человек, открывший благость внутреннего, духовного образца просыпается в Боге. Чтобы четче увидеть, что происходит с человеком после пробуждения, посмотрим на опыт слова «пробудиться».
ПРОБУДИТЬСЯ - Образовано добавлением -ся к пробудить, далее из про- + будить, далее от праслав. *buditi, от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. бѹдити, бѹждѫ, укр. буди́ти, болг. бу́дя «бужу», сербохорв. бу́дити, словенск. budíti, чешск. budit, польск. budzić, в.-луж. budźić, н.-луж. buźiś. Каузатив от бдеть, слав. bъděti. Родственно лит. baudžiù, baũsti «принуждать, грозить, наказывать», pasibaudýti «подниматься, отправляться», др.-прусск. etbaudints«бодрый, смышлёный», др.-инд. bōdháyati «будит, поучает», авест. baođayeiti «учит», греч. πεύθομαι «узнаю», готск. anabiudan «распоряжаться», нов.-в.-нем. bieten «предлагать, предоставлять», gebieten «повелевать».
Можно выделить три спектра значений. Один связан с образом суда – «принуждать, грозить, наказывать, поучать», другой с образом милосердия – «предлагать, предоставлять», третий с образом руководящей силы – «распоряжаться, повелевать, подниматься, отправляться». Можно добавить и спектр, характеризующий плоды состояния пробуждения, – смышленный, узнаю, бодрость. Как видим, пробудившуюся душу дух предупреждает о возможных последствиях различных выборов, дарит подарки, и как результат, человек становится бодрым и смышленным, ведь теперь способен узнавать благо, различая (чем крепче связь с духом) слово Божье и предугадывая заранее варианты развития собственных действий и поступков других людей.

Но посмотрим на слово «бдеть», которое является первоначальным корнем пробуждения.
БДЕТЬ Происходит от праслав. , от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. бъдѣти, русск. бдеть, болг. бдя -- то же, др.-сербохорв. бди̑м, бдjе̏ти, словенск. bǝdė́ti, чешск. bdím, bdít. Сюда же бдение, снабдить, бодрый. Другая ступень чередования гласного отражена в блюду́, блюсти́, будить. Исконнородственно лит. bundù, budė́ti «бодрствовать», bùsti «пробудиться, проснуться», др.-прусск. budē «они бодрствуют», др.-инд. búdhyatē «он просыпается, замечает, узнает», budhás «пробуждающийся, разумный», перф. bubudhima «мы проснулись, заметили», авест. buiðyeiti «замечает», греч. πέπυσμαι «я разузнал», др.-ирл. buide «благодарность», др.-исл. boð «приглашение».
Мы видим, что состояние бдения снабжает душу человека знанием, которое он учится блюсти, вовремя замечать и узнавать, развивает благодарность, и вот что интересно – приглашает. Посмотрим внимательнее на опыт слова «приглашение».
ПРИГЛАШАТЬ Образовано из при- + -глашать (гласить), от сущ. глас, далее от праслав. *golsъ, от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. гласъ (др.-греч. φωνή), русск. голос, укр. го́лос, белор. го́лас, болг. гласъ́т, сербохорв. гла̑с, словенск. gla^s, чешск. hlas, польск. głos, в.-луж. hłós, н.-луж. głos. Образование на -so аналогично лит. gar̃sas «звук», др.-инд. bhāṣā «речь, язык», лит. bal̃sas «голос»: bìl̃ti «заговорить»; ср. к. голого́лить. Ср. осет. ɣalas «голос», далее, др.-исл. kalla «кричать, говорить», ирл. gall (*galno-) «знаменитый», кимр. galw «звать, призывать».
Приглашать, значит звать, призывать. Но любое приглашение имеет смысл, если в нем присутствует причина призывания (призвания). Человек, откликающийся на приглашение духа, призван на причину. Посмотрим, что таится в опыте слова «причина».
ПРИЧИНА Из при- + чин, далее от праслав. *činъ, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. чинъ «порядок, правило, степень, чин, должность, собрание», ст.-слав. чинъ (др.-греч. τάξις), русск. чин, укр. чин «чин, образ, способ», белор. чын — то же, болг. чин «угощение зятю от тестя во вторую субботу после свадьбы», сербохорв. чи̑н «фигура, форма, способ, вид, порядок», чи̑ни мн. «чары», др.-чешск. čin «способ, порядок, причина», словацк. čin «дело, действие», польск. сzуn «подвиг, дело, действие», русск. чини́ть, -ю́, укр. чини́ти «делать, совершать, производить, устраивать», белор. чынíць, др.-русск. чинити, ст.-слав. чинити чинѬ «располагать, устраивать», болг. чи́ня «делаю, совершаю», сербохорв. чѝнити, чѝни̑м «делать, совершать, колдовать», чùнити се «притворяться, казаться», словенск. číniti, čȋnim «просеивать зерно», činíti, činím «делать, производить», словацк. činiť «делать», польск. czynić — то же, в.-луж. činić, н.-луж. cyniś «делать».
Вот же поразительно, но причина означает при чине. А чин, как видим, означает образ и способ, фигуру, форму, вид и порядок. Налицо все атрибуты образца. Душа, отвечая на приглашение духа, откликается на образ, который является причиной для призвания души.

Теперь вы понимаете, как происходит различение душой легкого бремени духовного образца, ткущегося краеугольным камнем духа, и тяжкого бремени соблазна? Душа, укрепляя связь с духом, начинает лучше различать причины действий людей и в повседневной жизни.

Причина также означает и то, что будет совершаться, производиться, устраиваться. Важным также для нас является значение «просеивать зерно». И тут вспомним слова апостола Луки об Иисусе Христе:
Луки, 8:4-15
Когда же собралось множество народа, и из всех городов жители сходились к Нему, Он начал говорить притчею: вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его; а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги; а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его; а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия? Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют. Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие; а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись; а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают; а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода; а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!
Как видим, сеет семена в душе дух Святой, а вот всходы зависят от причин или образов, которые со-держатся в душе и на которые душа призывается. Другими словами, чем сильнее в душе внутренний человек и чище его образное устремление, тем крепче связь с духом, и тем благодатнее рождаются плоды от посеянных духом семян.

Собирание души

Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия.
Евангелие от Иоанна
Посеянные духом семена, призванные стать причиной, влекущей душу за духом, то есть за образцом, формируют порядок, образ, способ, фигуру и вид, то есть содержание души. Другими словами, влекущий образец, создаваемый духом, и зовущий, приводят душу к новому собиранию, основанному на представлении (предстояние перед образом), который ткется острым опытом краеугольного живого камня.

Взглянем на опыт слова «собирать», чтобы точнее увидеть, как это происходит.
СОБИРАТЬ Происходит от глагола собирать (собрать), из со- и брать, далее от праслав. *bьrati, от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. берѫ, бьрати, русск. беру, брать, укр. беру́, бра́ти, болг. бера́, сербохорв. бе̏ре̑м, бра̏ти, словенск. bérem, bráti, чешск. beru, brát, польск. biorę, brać, в.-луж. bjeru, brać, н.-луж. bjeru, braś; восходит к праиндоевр. *bhere- «нести». Древнее знач. сохранилось в слове бере́мя. Исконнородственны др.-инд. bhárati, bíbharti, bibhárti «несёт, приносит, ведёт, отнимает», авест. baraiti «несёт», греч. φέρω «несу», арм. berem — то же, алб. bie «веду, приношу», лат. fero «несу», готск. baíra «несу», ирл. biru «несу» (в соединении с to- «приношу, даю»). Возм., сюда же лит. beriù, bėriaũ, ber̃ti «сыпать», латышск. beŕu, bẽrt«сыпать». Другая ступень чередования представлена в др.-инд. bhṛtíṣ «несение, содержание, вознаграждение», лат. fors «случай», ирл. brith«рождение», готск. baurþei, нем. Bürde «ноша», Geburt «рождение»; ст.-слав. бьранъ, прич. прош. страд.; др.-инд. bibhrāṇas и др.
Как видим, первоначальный корень этого слова – брать, который происходит из бремени. То есть новое собирание души происходит на основании того, что берется из явленного образца, это упорядочивает душу, собирает и сплетает ее воедино. И тут мы снова вспоминаем о легком бремени Христа, который предлагает нести Дух, ведя душу, в этом ведении он со-держит и вознаграждает внутреннего человека за несение ноши (выкуп за невесту).

Семантический ряд опыта слова «собирание» полностью воссоздает весь путь души, который мы постарались вместе с вами пройти.

В заключение остается сказать еще об одном слове, которое добавит к нашему путешествию важную ноту – о слове «рождение». Как видим, рождение также присутствует в опыте слова «собирание». И если задуматься, то это слово и олицетворяет то, ради чего проделывается весь этот путь. В результате связи с духом происходит собирание души, в которой нечто рождается.

Какое же рождение ожидает душу человека? Рождение восходит к слову «род».
РОД - Происходит от праслав. *rodъ, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск., ст.-слав. родъ (греч. γένος, γενεά, ἔθνος), русск. род, укр. рід (род. п. роду), белор. род, латышск. rads «родственник, род», rasma «процветание, плодородие, урожай», rаžа (*radi̯ā) «обильный урожай, многочисленная семья», др.-инд. vrā́dhant- «поднимающийся», várdhati, várdhatē, vr̥dháti «растет, умножается, набирается сил», várdhas м. «споспешествование», vardháyati «растит, множит», vr̥ddhás «выросший, большой, старый», авест. vǝrǝđaiti «растет», varđaitē — то же, греч. ὀρθός, дор. βορθός «прямой, правильный, истинный», др.-инд. ūrdhvás «поднятый».
Собираясь к духовному образцу, душа получает обильный урожай, ведь открывает многочисленную семью рода, в результате растет, набирается сил, поднимается и тем самым становится прямой, правильной, истинной. Речь, конечно, идет о человеческом роде. Укрепляя связь с духом, в душе пробуждается, иначе рождается внутренний человек, это приподнимает душу, то есть делает ее все более человечной, приобщая к духовному человечеству, идущему как невеста за Духом, в Вечность, к влекущему ее чистое сердце образцу.
*Этимология слов взята с сайтов Викисловарь и словаря-справочника pervobraz.ru

Вам может понравиться

Close
У вас есть вопросы?
Свяжитесь со мной.
Буду рада вам помочь)

с уважением,
Екатерина Макаревич,
основатель The Virtuoso
Telegram
Messenger
Phone