"В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО, И СЛОВО БЫЛО У БОГА, И СЛОВО БЫЛО БОГ" (Ев.от Иоанна)
«Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» – (Ин. 6, 51))
СЛОВА
МИССИЯ
ОБ АВТОРЕ
Однажды Слово заговорило со мной. Привычные слова ожили, приоткрыв свои потаенные покои, в которых притаилось небывалое сокровище - сама Жизнь.

Это сокровище ценнее, чем все несметные богатства, чем все привилегии и социальные статусы. В Слове заложено куда больше - живой опыт истории человеческой цивилизации длиною больше чем две тысячи лет. Застывшая форма слова лишь слепок, но при внимательном взгляде, чутком вслушивании и бережном отношении Слово способно подарить настоящее переживание Жизни.

В меру своих сил и возможностей мне хочется оживить Слово, вдохнув в него хотя бы крупицу живого опыта, что однажды претворилось в привычную для нас форму.

Миссия этого проекта кроется в интуиции, что именно в переживании Слова как реального опыта и находится та незаметная тропинка, которая выводит человека за пределы языка в пространство предсловесной, образной реальности, внутри которой и происходит чудо сотворения, приводящее к гармонии душу и плоть, разум и сердце, мысль, чувство и ощущение, человека и Бога. Возможно, неслучайно в древних текстах различных цивилизаций пятым элементом называли Логос...

С трепетом начинаю этот проект, надеясь на благосклонность и терпение читателей, понимая, что не удастся объять всю полноту и красоту той подлинной образной реальности Жизни, и смиренно вслушиваюсь в Слово, чтобы засвидетельствовать его кроткий, но настойчивый голос.
— Екатерина Макаревич
МИССИЯ
Однажды Слово заговорило со мной. Привычные слова ожили, приоткрыв свои потаенные покои, в которых притаилось небывалое сокровище - сама Жизнь.

Это сокровище ценнее, чем все несметные богатства, чем все привилегии и социальные статусы. В Слове заложено куда больше - живой опыт истории человеческой цивилизации длиною больше чем две тысячи лет. Застывшая форма слова лишь слепок, но при внимательном взгляде, чутком вслушивании и бережном отношении Слово способно подарить настоящее переживание Жизни.

В меру своих сил и возможностей мне хочется оживить Слово, вдохнув в него хотя бы крупицу того изначального опыта, что однажды претворилось в привычную для нас форму.

Миссия этого проекта кроется в интуиции, что именно в переживании Слова как реального опыта и находится та незаметная тропинка, которая выводит человека за пределы языка в пространство предсловесной, образной реальности, внутри которой и происходит чудо сотворения, приводящее к гармонии душу и тело, разум и сердце, мысль чувство и ощущение, человека и Бога.

С трепетом начинаю этот проект, надеясь на благосклонность и терпение читателей, понимая, что не удастся объять всю полноту и красоту подлинной образной реальности Жизни, и смиренно вслушиваюсь в Слово, чтобы засвидетельствовать его кроткий, но настойчивый голос.

- Екатерина Макаревич
автор проекта
Екатерина Макаревич
Филолог, журналист, методолог и организатор культурно-просветительских курсов и проектов. Основательница The Virtuoso.

Сфера интересов: философия слова, этика добродетелей, эстетика образов.
Екатерина Макаревич
Автор проекта
Филолог, журналист, методолог и организатор культурно-просветительских курсов и проектов. Основательница The Virtuoso.

Сфера интересов: философия слова, этика добродетелей, эстетика образов.
Путь есть способ жить, но нахождение подлинного внутреннего пути, ведущего человека к истокам своей человечности или иначе к роднику жизни, откуда проистекает душа человеческая, еще предстоит открыть. Что же есть путь, не внешний, а внутренний, приводящий к преображению и чистоте души. Вглядимся и вслушаемся в слова, связанные с топологией духовного пути человека, и постараемся пережить сокровенный опыт, запечатленный в форме словесной оболочки.
ЖИВОЙ ПУТЬ ДУШИ
Основатель The Virtuoso, филолог Екатерина Макаревич исследует, что происходит с душой на каждом шаге постижения прообраза, почему образное мышление преображает, как знаки выжигают печати, а совесть сохраняет образцовость души, как устремления духа возвышают и почему милость есть целебная мазь, одновременно освобождающая и связывающая воедино.
Лестница Иакова

Сокровенный проход

ПУТЬ – от древнего корня*pent- «ступать, ход», того же корня, что и древнегреческое Πόντος «морской путь», латинское pons (pontis) «мост, гать», английское find «найти, то есть «идя, наступить на что-либо». В древнегреческом тексте Библии путь называется словом οδός («одос», буквально «проход»).
В священных текстах описание духовного пути начинается с нахождения прохода, ведущего человека к внутреннему согласию и единению души с божественным истоком.

Но прежде чем двигаться внутрь неизвестного пространства, человек неизбежно встречается с вопросом: «Зачем?» Подсказка ответа, приоткрывающего смысл скрытого, невидимого простора, таится в самом слове «проход». Опыт, заложенный в этом слове, помогает прояснить, что проход, то есть про+ход, есть то, что связано с сидением ради.
ХОД – от древнего корня *sed/sod «садить, сажать», начальный согласный х этимологи объясняют влиянием приставочных корней, подобно однокоренным греческим словам ὁδὸς /одос/ «путь, проход» и καθέδρα /кафедра/ «седалище, сиденье», где καθ- означает «внизу», а έδρα «посаженное» – от корня *sed. От этого же корня происходит санскритское सत्त /сатта/ «посажен, сидит».
Такой смысл хода как сидения не очевиден для современного человека, поэтому разберем подробнее. Образ сидения, первоначально заложенный в слове «ход», говорит о том, что идти по пути значит наступание или всаживание. Каждое касание ногой земли создает отпечаток, оставляет след, который и является седалищем. Другими словами, ход есть некое присаживание на мгновение шага и в этом мимолетном сидении с человеком происходит нечто, его меняющее и преобразующее.

Но неслучайно священный путь к истокам назван именно проходом. Приставка про- также имеет для нас важное значение.
ПРО- Происходит от др.-русск. про-, про "ради". Ср.: ст.-слав. про-, укр. про, болг. про-, сербохорв. про-, словенск. рrо-, чешск. рrо "для", prů-. Родственно др.-прусск. рrа "через, для", рrа- "про-, пере-, за-", лит. рrа- -- то же, др.-инд. рrа- "перед, за-", авест., др.-перс. fra-, греч. πρό"перед", προ-, лат. рrо- (наряду с рrō-), др.-ирл. rо-, готск. fra-, нов.-в.-нем. ver- "пере-, за-".
Заложенный в ней опыт проясняет, что про- значит ради, через, за. Каждая из этих характеристик, дополняя друг друга, рождают представление о том, что важность прохода для человека связан с ответом на вопрос, ради чего он ищет этот тайный путь. А вот слово «ради» нас влечет к словам радеть, милость, благословение. То есть прежде чем искать проход, задайся вопросом, словно обращается к нам само слово, за что радеешь, что считаешь милостью и благословением. Ответ на этот вопрос и поможет проникнуть в тайну нужды для человеческой души в сокровенном проходе.
РАДИ Происходит от праслав. , от кот. в числе прочего произошли: др.-русск., ст.-слав. ради, радьма (διά, ἕνεκεν, χάριν; Супр.), русск. ради, укр. ра́ди, болг. ра́ди, сербохорв. ра̑ди. Родственно др.-перс. rādiу «ради», ср.-перс., нов.-перс. rāī-то же др.-инд. rādhas ср. р. «милость, благословение», далее сюда же радеть.

Постижение наощупь

Когда я обратил сердце моё на то, чтобы постигнуть мудрость и обозреть дела, которые делаются на земле, и среди которых человек ни днем, ни ночью не знает сна, –
тогда я увидел все дела Божии и нашёл, что человек не может постигнуть дел, которые делаются под солнцем.
Екклесиаст 8 глава – Библия
Любое движение пути есть постижение, которое, как видим из опыта слова, возвращает нас к началу, к осознанию того, что есть шаг.
ПОСТИГАТЬ Из по- + -стигать (-стигнуть, -стичь), далее из праслав. *stīgnǭ, *stīgъ; *stьgā/*stьʒā, *stьgnā «идти, шагать», восходит к праиндоевр. *steigh- «идти, шагать»
Интересно, что в украинском языке шага́ти сохранило значение «вырываться, вспыхивать», к которым мы еще вернемся. А пока увидим, что шаг также значит сягать, осязать.
ШАГ Происходит от праслав, укр. шага́ти «вырываться, вспыхивать», шаг (род. п. -а) – название монеты, «две копейки», белор. шаг — то же. Считают родственными слав. *sęg- (см. сягать, осязать).
Шагая, мы осязаем, или как показывает опыт этого слова, вытягиваем руки, стараемся достать, дотянуться до чего-то впереди. А устаревшее слово сягать добавляет и значение клясться.
ОСЯЗАТЬ Происходит от ст.-слав. осѩзати (ψηλαφᾶν; Супр., Остром.), от -сяга́ть, из праслав. *sęgti; ср.: русск.-церк.-слав. досячи, досящи (др.-греч. ἅπτεσθαι), ст.-слав. присѩгѫ, присѩшти, присѩгнѫти (ἅπτεσθαι), досѩгнѫти (φθάνειν), укр. сяга́ти, сягну́ти «доставать, хватать», болг. се́гам, се́гна «вытягиваю руку», сербохорв.

СЯГАТЬ Происходит от ст.-слав. осѩзати (ψηλαφᾶν; Супр., Остром.), от -сяга́ть, из праслав. *sęgti; ср.: русск.-церк.-слав. досячи, досящи (др.-греч. ἅπτεσθαι), ст.-слав. присѩгѫ, присѩшти, присѩгнѫти (ἅπτεσθαι), досѩгнѫти (φθάνειν), укр. сяга́ти, сягну́ти «доставать, хватать», болг. се́гам, се́гна «вытягиваю руку», сербохорв. се̏гнути се, се̏гнем се «тянуться за ч.-л.», словенск. sẹ́či, sẹ́žem «вытягивать руку, тянуться за ч.-л.», sẹ́gniti, sẹ̑gnem — то же, др.-чешск. dоsiесi «достать, достигнуть», přisieci, přisahu «клясться», оsiесi «охватить», чешск. sahati, sáhnouti «доставать, дотягиваться», dosíci «достать, достичь», словацк. dоsаh «достижение», dоsаhоvаt᾽ «доставать», siаhаt᾽, польск. sięgać, sięgnąć «доставать, дотягиваться», в.-луж. sahać, dosahnyć, н.-луж. segaś, segnuś.
Если мы воссоздадим в своем воображение ситуацию, когда мы двигаемся, вытягивая руки перед собой, то неизбежно представим, что двигаемся мы в этот момент наощупь, словно с закрытыми глазами. Более того, если в этот момент представим, как держим руки, то окажется, что ладонями вовне, словно ожидая впереди некую вертикальную преграду. Но открытые ладони также символизируют состояние смирения, отсутствие враждебных намерений. То есть инстинктивно человек, двигающийся наощупь, с закрытыми глазами, собственными руками демонстрирует полное смирение перед тем, что ему может встретиться. Смысл клятвы, сохранившийся в слове сягать, также вполне закономерен. Когда мы полностью беззащитны, мы клянемся, что не причиним зла, что открыты воле той силы, которая ведет нас, и к которой мы наощупь пробираемся, дотягиваемся.

А теперь обратим свое внимание на слово «вырываться», сохранившееся в украинском опыте слова «осязать». Значит ли это, что движение по внутреннему пути связано с желанием от чего-то освободиться, вырваться из внешнего пути, по которому мы шли ранее, но не нашли искомое. Возможно, в этом опыте слова заключена причина, почему человек соглашается на рискованное путешествие, по которому он будет смиренно идти наощупь. Для нашего исследования это может значить то, что ступая на сокровенный путь, человек оказывается в ситуации полного незнания, именно поэтому ему остается лишь вытягивать руки, ища поддержки.

Незнание здесь может выступать как отказ от всех предыдущих привязанностей и знаний. Но возможно, все дело в том, что сам ход пути, ощущение полной неизвестности и незнания и есть подготовка человека к тому, что будет ожидать его дальше и оттого развивает у человека полное доверие или скорее, веру. В этом парадоксе совмещения веры грядущему, просьбе о милости и благословении, все это не лишая человека его свободы принимать решения о следующем шаге, заключено, возможно, особенное, ни с чем несравнимое чувство, помогающее человеку обрести ощущение сопричастности с волей ведущей его божественной силы.

Знаки для обретения знания

и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкою над глазами твоими.
Второзаконие 6 глава – Библия
Если движение по пути есть подготовка человека к освобождению от сковывающих его лишних внешних уз, препятствующих раскрытию его подлинной природы, и принятию воли влекущей силы, то значит ли это, что каждый шаг на этом пути есть очищение от предыдущих знаний и обретение знания высшего порядка. Рассмотрим внимательнее, как это, возможно, происходит.

Выше уже говорилось, что шагая, человек присаживается во время каждого шага, и это порождает отпечатывание, оставление следа. Вглядимся в слово «печать».
ПЕЧАТЬ - Происходит от праслав. *реčаt-, вероятно, от пеку́, т. е. «орудие для выжигания знака».
Печать выпекает, то есть выжигает знак. Но ведь первоначальной причиной появления печати есть само присаживание, то есть сам шаг, который и порождает отпечатывание, оттиск.

А теперь посмотрим на опыт слова «знак».
ЗНАК – от древнейшего корня *gen-/g'no-/gon(e)- «порождать, прообразовывать (служить прообразом)». Однокоренными являются знать, знание, жена; заимствованные генетика, генератор, гений, гендерный; санскритские ज्ञान /jñāna «джнана»/ «осознание, предположение», जनि /jani «джани»/ «жена, рождение»; греческое γνώση /«гнози»/ «знание, понимание, осознание»; латинское gnostic /гностик/ «знаток»; английские know «знать», can «мочь, иметь силу», cunning «хитрый»; немецкое kennen «знать». Дополнительный корень (суффикс) -къ восходит к древнему *ko- «вместе, совмещать». Сочетание корней порождает единое представление о знаке: «прообразующее сочетание».
Знак происходит от древнейшего корня *gen-/g'no-/gon(e)- «порождать, прообразовывать», то есть служить прообразом. Дополнительный корень (суффикс) -къ восходит к древнему *ko- «вместе, совмещать». Сочетание обоих корней порождает представление о знаке как о прообразующем сочетании. Также удивительно, что однокоренным словом со «знаком» является слово «знание». Можно сказать, что связь, возникающая между принимающим знак и тем, кто его дарует, и созидает прообразующее сочетание.

Другими словами, человек, делая шаг, получает печать, которая выжигает на его душе знак. Он же, в свою очередь, порождает прообразующее сочетание, внутри которого и заключено новое знание для человеческой души.

Нам осталось взглянуть на слово образ, чтобы сложилась более полная картина того, как рождается новое знание.
ОБРАЗ – приставочный древний корень: *opi- (об-) «вокруг», «около», «вслед». Основной корень *or-dh(-раз) восходит к представлению о действии: «разить/резать», «отделять», «разрешать». Образ – это отглагольное имя существительное, называющее итог действия. Живое представление о действии, порождающем образ: «отделение от окружающего резанием», «отрешение от лишнего». Этимологически однокоренными и близкородственными образу являются слова образец, (пре)ображение, образовать. Образовывать – значит, вырезать по линии (контуру) образца.
Опыт, заключенный в слове «образ», подсказывает нам, что он возникает вслед и каким-то образом разрешает и образовывает. Как мы помним, человек, смиренно и наощупь пробирающийся вперед, нуждается в знании, в некоем понимании того, что происходит вокруг, около него. Способом, разрешающим его внутреннюю немощь, служат те самые ощущения, которые возникают при ходьбе, впечатления от каждого шага. По сути, каждый шаг на этом пути и является способом, образующим в его воображении окружение, пространство, которое он не видит, но при соприкосновении с поверхностью пути ощущает, и тем самым воссоздает. Возникающие ощущения рождают в нем новое знание, знание, основанное не на концепциях философских систем или исторических фактах, или на общественном мнении, а на образах. Печати, оставляемые на его душе, прообразовывают, то есть становятся прообразом его пути.

Таким образом, подлинное, преобразующее знание, возникающее в результате движения человеком по внутреннему пути души, есть знание, которое основано на знаках или иначе отпечатках на душе, выжигаемых при соприкосновении с опытом каждого шага.

Иначе говоря, знак, знамение, знание, значение, признак есть слова, таящие в себе основу мышления иного рода, мышления, основанного на образном впечатлении, всегда уникальном и личном, открываемым конкретному человеку, но которое только и является прообразующим пространство его внутреннего пути. Природа того или иного знака для человека берет основу во внутренних отпечатках образных ощущений, значение которых необходимо расшифровать, узнать. Признак, входящий в единое корневое гнездо слов, помогает прояснить, что любой знак характеризуется признаками, то есть возникающими при знаке ощущениями. Распознать его природу можно, ответив на вопрос: «Какой?». Прилагательные, возникающие для описания испытываемых ощущений от выжигания знака, и есть признаки знака, характерные черты печати его природы. Знак может быть благотворным, возвышенным, приятным, а может вызывать отвращение и неприятие. Различение этих состояний внутри себя и есть искусство различения природы знаков на пути, помогающие человеку сделать верный шаг.

Можно пойти дальше и вспомнить, что то, что насаживается, становится саженцем, то есть ростком последующего появления цветущего сада. Иными словами, сам шаг может служить семенем, впечатывающимся в сделанный шаг и порождающим, прообразующим изначальный образ райского сада. Таким образом, получается, что путь души и есть сад, но которому еще предстоит стать, воплотиться, а каждый шаг по нему и есть сеяние, где сеятелем выступает одновременно и сам человек, из своей свободы ступающий по зовущим его знакам, и божественная влекущая сила, через знаки, указывающая путь.

Аутентичность, сообразная Божьей идентичности

В награду мне Бог дал язык, и им я буду хвалить Его.
Приблизьтесь ко мне, ненаученные, и водворитесь в доме учения,
ибо вы нуждаетесь в этом, и души ваши сильно жаждут.

Сирах 51 глава – Библия
Но не каждый шаг, совершаемый человеком, может быть верным, то есть сообразующим душу с божественной силой. Путь человеческой жизни имеет бесконечное множество вариантов пути. Одни водят кругами, другие влекут в самый ад, третьи предлагают стать одинаковыми винтиками в механизме идеологии или конкретного учения, но всегда существует еще один путь, который ожидает только наших шагов, раскрывающих чистую суть нашей души и становящийся прообразом конкретно нашей подлинной нужды.

Как мы все знаем, каждый человек создан по образу и подобию Божьему, однако милость Бога состоит в том, что каждого человека он наделил особенными, индивидуальными чертами и талантами. И потому нет совершенно одинаковых людей. В потенциале каждый из нас уникальная, творческая личность, но к которой еще необходимо дойти.

Если использовать современные слова, то в своем пределе человек на сокровенном пути души постепенно становится аутентичным (др.-греч. αὐθεντικός «подлинный), то есть воссоздающим собственный путь, но идентичным (от лат. identitas «тождественность», из idem «тот же самый») образу и подобию Бога.

Значит ли это, что подлинный знак есть такое прообразующее сочетание, которое внутри себя дает проявиться свободе человеческой уникальности и в то же самое время ведет к созиданию внутри человека новой идентичности, прообразом которой является сам Бог. Таким образом, различение подлинного знака, его внутреннее значение может быть связано с внутренним ощущением образования освобожденной человеческой подлинности, открытие которой и является необходимым состоянием, пробуждающим развитие божественной ипостаси внутри человека.

Если это верно, то все то, что в мирской жизни человека пытается подавить подлинность человеческой природы, навязав один стандарт, идею или образ жизни, принуждая его к одинаковости, неотличимости от других, отводит человека от своей аутентичности и приводит к отпадению от божьей идентичности.

Вполне закономерным становится, если вспомнить пророков и гениев, чьи слова и творения выходили за пределы века своего, что многие из них вынуждены были отойти от мирского удела жизни, сковывающего их творческий потенциал, чтобы в уединении создавать то, что несло в себе слово их подлинной человечности и одновременно божественной ипостаси.

Способность различить в себе печати, которые привязывают душу, рождая желание вырваться из несвободных тисков не своего пути, и наоборот печати, раскрывающие потенцию талантов (греческое «talanton» - денежная единица, «весы», «несущий»), которые каждый из нас несет, и есть, возможно, одна из главнейших задач человека на его внутреннем пути.
ЧЕРТА – от основного древнего корня *(s)ker-/kьr- «резать, сечь, рубить, отделять», character /характер/ «выгравированный, вырезанный на теле знак, отметина; позже «отличительная черта»; в древнегреческом χαρακτηρ «отличительная черта, знак»; в санскритском चित्र /читра/ «рисунок, чертеж».
Однако, пробуждение своей неповторимости не значит огульная распущенность и вседозволенность. Опыт, сохранившийся в слове «черта», напоминает нам не только о том, что каждый имеет отличительные черты, знаки, отметины. Но также указует, что эти отличительные черты создают некий чертеж, очерченную плоскость, образец, имеющий свои границы, так же, как любое творение ограничено своей формой. Черты, таким образом, не только выступают отличительными возможностями конкретного человека, но и являются линиями его душевных границ, заступание за которые влечет за собой выход за пределы собственного пути.

Можно вспомнить о кардинальной добродетели умеренности, как основополагающей, конституирующей в человеке душевный простор. У каждого человека есть мера, или иначе красная черта, если не переходить которую в своем очерченном горизонте, можно уместить собственную аутентичность (меру) и божественную идентичность (безмерность).

Другими словами, подлинная аутентичность есть открытие собственной меры, а божественная идентичность - связь, прообразующее сочетание с которой и помогает человеку испытать опыт приобщения к истокам жизни, к силе, которая безмерна. Лишь помня о своей мерности, можно усмирить в себе ощущение всесильности, неизбежно возникающей при связи с безмерным. Лишь вспоминая о том, что каждый из нас смиренно идет по внутреннему пути, вытягивая руки в поисках поддержки, можно не забыть о собственных границах.

Усилие совести

Ибо если кровь тельцов и козлов и пепел телицы, через окропление, освящает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принёс Себя, непорочного, Богу, очистит совесть нашу от мёртвых дел, для служения Богу живому и истинному!
Послание к Евреям 9 глава – Библия
Движение по пути души, конечно, связано с совестью. Опыт, сохранившийся в этом слове, создает представление о совместном видении, со-ображении. Помня о том, что образ есть отрешение от лишнего, это значит, что голос совести – голос совместности, помогающий напоминать о границе собственной меры или иначе, возвращающий человека к собственной душевной образцовости, ощущение которой и позволяет не поддаваться на искушение выходить за пределы очерченной божественным со-ображением человеческой подлинности.
СОВЕСТЬ – древнегреческое συνείδος /синэйдос/, состоящее из приставочного корня συν- (син-) «вместе» и основного είδος (эйдос) «вид, образ»: «совместное видение, соображение».
Услышать голос совести, сообразующий человека как творения Божьего, значит приложить некоторое усилие или, как показывает опыт слова «усилие», протягиваться, стараться, доставать. Характерные для усилия внутренние состояния снова возвращают нас к образу вытянутых рук, просящих о милосердии.

Но усилие совести – это еще и нахождение у силы духа, присутствие которого в нас и прообразовывает совместное видение. Таким образом, движение по духовному пути к истокам человечности есть прилежное совместное движение с совестью у силы духа. Именно совесть подсказывает нам образы, к которым мы, дотягиваясь, приобщаемся, и тем самым, с ними сообразовываемся, а сила духа прижигает эти образы к нашей душе, шаг за шагом приближая нас к исходному прообразу.
УСИЛИЕ Происходит от существительного сила, далее от праслав. *sila, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск., ст.-слав. сила (др.-греч. δύναμις, ἰσχύς), русск., укр. сила, белор. сіла. Праслав. *sila родственно лит. síela «душа, дух, чувство», др.-прусск. seilin вин. ед. «прилежание», seilins вин. мн. «чувства», nosēilis «дух», др.-сканд. seilask «протягиваться, гнуться; стараться». Восходит к праиндоевр. *sēy- «направляться, доставать».
Как мы уже, говорили, душа человеческая следует по следам божьих знаков. В христианской традиции есть притча Христа о том, как последние станут первыми. Греческое слово «эсхатос», переводимое как последний, корнесловно означает «исход, выход из этого мира», то есть «начало и конец; первое и последнее».

То есть в следовании по следам, открываемым нам божьей силой духа, сочетаются начало и конец, первое и последнее. Иначе говоря, на пути происходит освобождение от лишнего для приобщения и сопричастности к подлинному. Если вдуматься, то в этом парадоксе заложен метод движения по внутреннему пути души. Лишь очищаясь от наносного, не образцового, человек может открыть радость от приобщения к действительно настоящему – к вечности как пространству творческого перерождения себя в подлинного человека.

Устремление духа как способ быть Живым

И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой.
Откровение Иоанна 21 глава – Библия
Как мы уже выяснили, творческое перерождение человека связано с раскрытием его подлинной аутентичности. Если мы зададимся вопросом, что же определяет человеческую уникальность, то придем к словам «имя» и «стремление». Имя придает нашей жизни некоторую общую очерченность, но конкретные детали, черты этой уникальности непосредственно связаны с нашими внутренними стремлениями.

Вглядимся в слово «стремление». Опыт этого слова связан со словами возвышаться, крутой.
СТРЕМЛЕНИЕ - Происходит от гл. стремить, от праслав. *strьmъ «крутой»; ср.: др.-русск. стрьмление, словенск. strmẹ́ti «возвышаться», чешск. strměti — то же, словацк. strmiеt᾽ — то же, польск. trzmić «торчать». Струмень, струя́, стру́га.
Как видим, в самом опыте стремлений заложен некий не горизонтальный, а вертикальный смысл. То, к чему мы стремимся, есть движение вверх. Другими словами, движение по внутреннему пути к своим истокам связано с восхождением, с тем, что априори находится выше нас, но также, из которого в нас, если вторить опыту слова, льется струя.

А теперь вглядимся в слово «имя». Оно связано со словом «ум» и означает «воспринимать слухом, принимать во внимание, устремление духа и думание». То есть то, к чему человек стремится и к чему желает подняться, связано с устремлениями духа, которые мы воспринимаем слухом, когда думаем. В этом образе сочетаются умозрение и слух как два кажущихся противоположными способа восприятия, но если вдуматься, то в этом сочетании рождается представление о гармонии ума и сердца. Сердцем мы слушаем, умом думаем. В нашем случае, сердце улавливает слухом устремления духа, а умозрение воспринимает услышанное и рождает образ.
ИМЯ - восходит к сочетанию двух древних корней: *no- и *men. *Мън (написание буквы «мыслете» с носовым «юс», читаемое как /мен/) – тот же, что и в слове УМ – от двух древних корней *au- «принимать во внимание», «воспринимать» и *mьn- «устремление духа, думание». Работа УМА начинается с умозрения и слушания – с того, что в христианской культуре принято называть умным деланием.
Святые и философские тексты часто говорят о высшем стремлении человека – быть живым. Всмотримся в опыт слова «живой». Это слово заключает в себе смысл говеть, гореть на огне, вариться и жир, слизь.
ЖИВОЙ (ранее ЖИВЫЙ, то есть ЖИВУЩИЙ) – от двух древних корней: 1) *gweie- «набирать жизненные соки»>« становиться способным жить» - тот же, что и в русском слове ГОИТИ (по Далю «говеть, жить, здравствовать, заставить жить» и 2) *wer- «гореть на огне, варить(ся)» - тот же, что и в русском слове ВАРИТЬ(ся). К первому корню восходят однокоренные с ЖИВОЙ слова жир, живица (смола), жизнь, жито, жить, живот. Близкородственным является слово жидкость, происходящее от корня *gwei-dh «слизь, жир». Получается, что все живущее – это горение внутреннего огня в текущей жидкости.
Вначале мы говорили о том, что знаки, встречающиеся на внутреннем пути человека, выжигали на его душе отпечатки, создавали оттиски переживаний и при этом являлись образующими для человека сам дальнейший путь. Также украинский опыт слова «шаг» дополнял его значением «вспыхивать».

Опыт, заключенный в слове «живой» подтверждает символическую связь внутреннего делания человека с горением. Но вот что интересно, в слове живой появляется новый для нас смысл. Живущий человек не просто говеет, то есть горит или варится на огне, но в результате этого внутреннего горения появляется жир, слизь, которая и является стимулом к жизненному росту, вознесению его к устремлениям духа.

Прежде чем собрать воедино полученные в этом исследовании смысловые отпечатки, нам понадобится еще одно слово, возможно, самое главное для нашего путешествия – слово «миловать». Вглядимся в него.
МИЛОВАТЬ – как и слово МИЛЫЙ происходит от двух древних корней: *mei- «связывать воедино, смешивать в однородную массу» + *loi/*lei «литье, то, что слилось воедино». Помилование как исцеление путем помазания целебной мазью. Протоиндоевропейский корень *meth /метх/ «сердцевина», первая часть которого *me(i) содержит образ связи и понимается как предлог «вместе с». В древнегреческом μεθύσκον /метускон/ «духовно насыщает, пьянит» корень *meth явно присутствует и указывает на суть МИЛОВАНИЯ: благодать, изливаемая Господом на человека, должна проникать в самую сердцевину его – в сердце. Первый корень слова МИЛОВАТЬ *mei- содержится в великом множестве слов мировых языков. Он, в свою очередь, восходит к еще более простому первокорню*me-/mъ-, который этимологи связывают с первообразами «мерить», «мера», «точка отсчета». Первый корень слова МИЛОВАТЬ содержит образ «точки отсчета всех измерений».
Как видим, слово МИЛЫЙ происходит от двух древних корней: *mei- «связывать воедино, смешивать в однородную массу» + *loi/*lei «литье, то, что слилось воедино». Другими словами, милость является тем связующим звеном, помогающим сообразовать вместе устремления с источником – божественным духом.

Сообразование

первый человек Адам стал душею живущею»; а последний Адам есть дух животворящий.
Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное.
Первый человек – из земли, перстный; второй человек – Господь с неба.
Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные.
И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного.
1-е послание Коринфянам 15 глава – Библия
А теперь постараемся воссоединить все то, что мы прошли. Человеческую уникальность определяет устремления духа, само же это устремление и есть жгучее желания быть Живым. В результате движения к духу, душа человека горит, варится, оставляя жир, который в соприкосновении с поверхностью создает печать на душе. Здесь вспоминается образ адского варева, но отличие, в том, что именно наличие устремлений духа позволяет человеческой душе подняться над огнем вверх, возвыситься. Без устремлений духа, возможно, и возникает ощущение страдания, невозможности избавиться от внутреннего горения.

Горение создает оттиск, печать на душе, которая сообразовывая человека с устремлениями его Духа, приобщает его к желаемому истоку.

Но любой отпечаток создает рубцы, и божественная милость, как часть тех устремлений духа, к которым человек тянется, излечивает душу, связывает воедино еще не успевшие сообразоваться между собой возникающие образы путем помазания целебной мазью человеческое сердце как символический орган, заключающий в себе сердцевину духовного начала, в котором сохраняются отпечатки образов.

Образ помазания, связывающего воедино, становится понятным, когда мы представляем себе, что каждый шаг человека на его внутреннем пути добавляет к его душе новый образ, или новое знание, очищая тем самым душу от старых, лишних знаний. Соединение воедино милостью значит помазание швов, возвращающих человеческое сердце и разум к их первозданной чистоте и невинности.

Как видим из опыта слова, «милость» является также точкой отсчета, мерой всех измерений. Это может значить, что, излечиваясь целебной мазью, человек получает высшую награду – возможность приобщиться к подлинной мере отсчета – милосердию Бога. Полученный опыт исцеления дает пример подлинной точки отсчета в отношениях – милости как проявления божественного присутствия.

Образ струи, который сохранился в словах «стремление» и «живой», и есть то божественное литье, которое залечивает душу после горения и получения нового сообразования.

Если представить целостный образ того, что происходит с человеческой душой на каждом шаге ее внутреннего пути, то описать его можно примерно так. Делая шаг и наступая на знак (земля), человеческая душа обретает печать и начинает вспыхивать, говеть, вариться (огонь), но наличие возвышенных устремлений духа (воздух), поднимаясь вверх, создают плод сердца и разума, то есть образ. Каждый новый образ сообразуется с предыдущим, сливается воедино божественной мазью (вода), готовя человека к преображению или соитию с прообразом божьим (Логос).

Со-образование души человеческой с божьим прообразом созидает райский сад в Царстве Божьем, то есть на небесах, и подобен движению облаков, которые, если всмотреться в опыт слова «облако» (праслав. *ob-volkъ, связано с волоку́, влеку́) есть созидание небесной пахоты, борозды, которая в труде созидания, воплощает путь к влекущему прообразу.
ВЕТЕР - от трех древних корней: основного *we- «веять» и дополнительных (суффиксальных) *tь «течь» и *rъ «разделять». Этимологически близкими слову ветер являются слова, восходящие к образу «вить».
Ветер как стихия самого движения пути, как видим из опыта слова «ветер», связано со значением веять, вить. Таким образом, ветер и вьет, свивает путь, чтобы человек, ступивший на стезю сокровенного прохода, двигался к истокам Жизни, восходил к своему первоначальному прообразу, сочетающему в себе подлинную человеческую аутентичность и божественную идентичность.
*Этимология слов взята с сайтов Викисловарь и словаря-справочника pervobraz.ru
Close
У вас есть вопросы?
Свяжитесь со мной.
Буду рада вам помочь)

с уважением,
Екатерина Макаревич,
основатель The Virtuoso
Telegram
Messenger
Phone