Коллективный разум
Работать над ошибками
Исполнительный директор Мемориального центра Холокоста "Бабий Яр" Яна Баринова о том, получила ли Украина "европейскую прививку человечности"



Хотите получать новые материалы? Все просто, подпишитесь на рассылку.
Трагедия Бабьего Яра и Холокоста является транснациональной. Как предотвратить повторение таких событий?

— Мы все дуальные, у нас у всех есть разные полярности — добро и зло, они имеют тенденцию проявляться в зависимости от ситуации и обстоятельств, в которых мы оказались. Если бы люди могли распознавать тревожные сигналы, которые есть в социуме, семье, школе, районе, где они живут, потому что всё начинается с малого…

Что это за тревожные сигналы?

— Когда нарушают твои права, унижают, когда возникает дискриминация, не можешь говорить то, что думаешь, когда проявляют несправедливость по отношению к тебе, когда твоя идентичность и твои границы нарушены, — это всё на стыке психологии, социологии, философии. Задача нашего образовательного кластера и центра, который будет построен, — воспитывать общество неравнодушных людей.

Украина не получила прививку человечности, которую имеет европейское сообщество?

— Мне кажется, что нет.

Возможно, потому, что для человека обсуждать такие моменты истории, как Холокост, — далеко не самое приятное занятие. Более того, нужна смелость, чтобы взглянуть в глаза исторической правде. Кроме того, Украине сейчас приходится решать срочные вопросы. Это и война, и противостояние с Россией, и проведение реформ. Как вы хотите убедить людей в том, что осмысление этой темы пойдёт на пользу нынешнему и следующим поколениям?

— Я не думаю, что наша задача убедить. Это личное дело каждого. Наша задача — стимулировать рефлексию и создать среду для интеллектуального диалога. Произошло определённое событие — его нужно осмыслить, изучить, извлечь уроки и попытаться не допустить в будущем. Если мы не задумываемся над нашим прошлым и не делаем работу над ошибками, как мы можем строить и планировать светлое будущее? Весь европейский проект, я имею в виду Евросоюз, отчасти строился на памяти о Холокосте и Второй мировой войне. Все их ключевые документы и программы о том, что "мы знаем, что произошло, и не хотим, чтобы это повторилось". Украина не является частью Евросоюза. Наша страна даже не в составе Международного альянса по увековечиванию памяти жертв Холокоста, а это первый сигнал того, что нам прививка ещё не сделана. Почему в Японии есть центр Холокоста, а наша страна, где каждая четвёртая жертва той трагедии — украинец, до сих пор не является ассимилированным членом Международного альянса?

Украина должна пойти по европейскому пути проработки этой темы или есть украинский вариант рефлексии?
— Мы, в принципе, идём по их пути. Возможно, по единственному, который существует. Без ресурса идеи остаются идеями, а инициативы — эфемерными и умозрительными конструкциями. Когда есть политическая воля, финансовый ресурс и грамотные исполнители, тогда подобные инициативы могут быть реализованы. На мой взгляд, впервые за всю историю независимой Украины государство, средства и команда достаточно консолидированы и двигаются в одном направлении для того, чтобы реализовать этот проект в обозримом (5–7 лет) будущем.

Европейский опыт достаточно интересен, чтобы инкорпорировать некоторые их образовательные практики. Например, они смотрят видео свидетельств людей о Холокосте, сделанные Стивеном Спилбергом и фондом "Шоа", делают паузу и обсуждают то, что видят на экране. Ещё читают конституции и декларацию ООН, сравнивают, что в них общего, и в результате лучше узнают о своих правах и правах других людей. Если бы в Украине была институция, не заточенная на узкое академическое сообщество…. Например, мне очень нравятся проекты Федерального агентства гражданского образования в Германии. Там люди сдают предметы, чтобы стать гражданином, и есть спецкурсы для тех, кто, например, работает в социальных службах. Мне кажется, Украине многое можно в этом направлении сделать, чтобы узнать о правах человека в современном мире. Тогда и путь к демократии будет более понятным.
Яна Баринова: "Если мы не задумываемся над нашим прошлым и не делаем работу над ошибками, как мы можем строить и планировать светлое будущее?"
— Мы, в принципе, идём по их пути. Возможно, по единственному, который существует. Без ресурса идеи остаются идеями, а инициативы — эфемерными и умозрительными конструкциями. Когда есть политическая воля, финансовый ресурс и грамотные исполнители, тогда подобные инициативы могут быть реализованы. На мой взгляд, впервые за всю историю независимой Украины государство, средства и команда достаточно консолидированы и двигаются в одном направлении для того, чтобы реализовать этот проект в обозримом (5–7 лет) будущем.

Европейский опыт достаточно интересен, чтобы инкорпорировать некоторые их образовательные практики. Например, они смотрят видео свидетельств людей о Холокосте, сделанные Стивеном Спилбергом и фондом "Шоа", делают паузу и обсуждают то, что видят на экране. Ещё читают конституции и декларацию ООН, сравнивают, что в них общего, и в результате лучше узнают о своих правах и правах других людей. Если бы в Украине была институция, не заточенная на узкое академическое сообщество…. Например, мне очень нравятся проекты Федерального агентства гражданского образования в Германии. Там люди сдают предметы, чтобы стать гражданином, и есть спецкурсы для тех, кто, например, работает в социальных службах. Мне кажется, Украине многое можно в этом направлении сделать, чтобы узнать о правах человека в современном мире. Тогда и путь к демократии будет более понятным.

Вы как-то говорили, что языку демократии нужно научить. Как вы планируете это делать?

— Наша задача — этот инструментарий дать через сотрудничество с уже существующими успешными аналогами. Во всём мире проходит огромное количество международных конференций на эту тематику, таких форумов в Украине никогда не организовывали, потому что не было стороны, готовой их принять. Если бы здесь чаще проходили круглые столы, был фонд, который мог это финансировать, и если бы существовали онлайн-курсы с интересным и понятным интерфейсом, тогда у людей появился бы доступ к знаниям. Если бы мы могли имплементировать лучшие практики онлайн- и офлайн-инициатив, многие процессы начали бы проходить быстрее и эффективнее.

Есть такой принцип, что ценностям нельзя научить, их нужно прожить…

— Мне кажется, опыт нужно прожить, а ценности могут быть привиты семьёй, но если институция сможет — почему бы и нет? Если бы существовала постоянная экспозиция, где посетители с помощью разных современных интерактивных возможностей могли приблизиться к трагедии хотя бы на эмоциональном и чувственном уровне, а выходя, думали: "Что мне сделать, чтобы этого больше не повторилось?", это был бы успех. Я сама это испытала, когда посетила павильон убитых детей в Яд Вашем (Израиль). Несмотря на то, что это абсолютно элементарный с точки зрения организации павильон, но звук, свет и сама экспозиция очень цепляют. Я вышла, и у меня тряслись колени.
И последний вопрос: прививка человечности — что это? Какие, на ваш взгляд, ценности туда входят? Что в человеке должно быть развито, чтобы у него была эта прививка?

— Современный человек должен иметь представление о таких категориях, как разнообразие, уважение и свобода. Это общие фундаментальные философские категории. Все мы разные, у нас разные гендер, религия, национальность, мы принадлежим к разным этническим группам и говорим на разных языках. И эту разность нужно признавать, принимать и уважать. Человек должен знать, что такое сопереживание, добро и зло, понимать, чем отличается геноцид от дискриминации, расизма, ксенофобии, тоталитаризма и экстремизма, что такое индивид, индивидуальность, личность и персоналия. Есть огромный пул терминов, в которых мы не разбираемся, соответственно, неграмотно ими оперируем. А из-за незнания рождается пренебрежение, неуважение или поверхностное отношение к этому.

Автор: Екатерина Макаревич