Красота музыки
Музыкант и пушкинист Александр Пустовит о ликах прекрасного

Хотите получать новые материалы? Все просто, подпишитесь на рассылку.
Справка:
Александр Пустовит, украинский музыкант. Пушкинист. Физик и математик по образованию.
Александр Пустовит размышляет вместе с The Virtuoso о красоте музыки, философии прекрасного, гармонии бесконечности и о том, почему не все могут полюбить музыку
Я меломан. Человек, который любит музыку. И это так, как говорит моя дочь, сложилось исторически. Когда мне было лет 14, я случайно попал в Киевскую филармонию на концерт, вся программа которого состояла из Моцарта, и этот концерт принес мне столько радости, что с тех самых пор музыка стала главным содержанием моей жизни.
Счастье от музыки
Это не счастье от знания. Я хорошо знаю, как люди радуются, когда находят что-то знакомое. Нет, это не то. Это не есть радость узнавания. Гендель говорил, что был бы раздосадованным, если бы его музыка приносила людям только наслаждение. Он хотел бы, чтобы она делала их лучше. Я не буду спорить с тем, что музыка связана с Истиной и Красотой, конечно, но как именно… трудно сказать.
Музыка и бесконечность
В великой музыке всегда есть некое послание о красоте мира
Переживание бесконечности может быть неприятным. Понятие бесконечности очень сложное, потому что умопостигаемо. Когда мы говорим о бесконечности, мы не имеем возможности опереться ни на что чувственно воспринимаемое.

А музыка обладает удивительным свойством. С одной стороны, это чувственно воспринимаемый феномен – воспринимается слухом, но с другой - главное в музыке – это не то, что можно услышать ушами. Это то, что стоит за слуховым образом. Музыка - бесконечность, воплощенная в конечном. Французы говорят – понять, значит, привыкнуть. Так вот, привыкнуть к бесконечности – это трудно.
Музыка и восприятие
В 18 веке жил замечательный Фонтенель. У него есть замечательное высказывание. Он сказал: «Чего ты хочешь от меня, соната?» Каждый концерт – это авантюра. Никогда нельзя быть уверенным, что концерт будет удачным, что эта музыка именно в этот вечер тебе откроется. Может, и не открыться. В «Игре в бисер» Германа Гессе есть такой момент. Главный герой в подавленном состоянии приходит к своему наставнику, магистру музыки, и говорит: «Мне так тяжело, я занимаюсь музыкой и литературой. А это такие области, где кажется нет единственной истины, где истина зависит от мнения. Где она у каждого своя. Это так утомительно и тягостно. Магистр музыки говорит: «Истина есть, но ты не должен думать, что ее можно преподать. Ее можно только пережить». Вот, наверно, может быть, как-то так обстоит дело и с музыкой. Есть вещи, которые можно преподать, и есть те, которые нельзя. И не надо ставить себе цели преподать то, что невозможно. Если ты поставишь себе эту цель, ты обречешь себя на неудачу. И с музыкой это тоже так. У меня есть опыт преподавания музыки. Скорее, отрицательный. В средней школе я несколько лет вел курс, который назывался «восприятие классической музыки». Мне казалось, что можно научить ребенка любить музыку, получать от нее наслаждение. Оказалось, что нет. Нельзя. Вот сидит класс из 30 детей. Ты им ставишь Моцарта. И сразу видишь, что двое – да, счастливы. А остальные – нет. И не надо думать, что если ты им расскажешь, в каком году Моцарт родился и в каком умер, какие путешествия он совершил, - это их приблизит к Моцарту. Нет. Это приблизит к биографии, но не более того. То есть, приходится думать, может быть, я ошибаюсь, что научить любить музыку – нельзя. А самое большее, что можно сделать – это дать шанс встретиться.
Интуиция и опыт прекрасного
Разные лики прекрасного всегда связаны между собой
Как можно доказать, что в любой бессмертной душе есть опыт переживания справедливости. Платон говорит, что человек – это смертное тело и бессмертная душа, что бессмертные души после смерти тела пребывают в мире идей, где видят идею справедливости и идею прекрасного, а когда в земном мире встречаются с чем-то прекрасным или справедливым, то вспоминают. То есть знание как припоминание. Что касается справедливости, то это можно проиллюстрировать на суде присяжных. Считается, что 12 человек без специального юридического образования, основываясь на своей внутренней способности к интуиции, в состоянии разобраться в обстоятельствах преступления и вынести справедливый приговор. Я бы сказал, что и любой удачный концерт классической музыки, в конце которого слушатели устраивают овацию, свидетельствует о том, что у этих слушателей есть внутренняя интуиция прекрасного.

Есть такой анекдот. Встретились великий тореадор и пианист. Один другому говорит: Мало, кто понимает, как с быком нужно обращаться и как играть на рояле. Но они все как-то безошибочно это чувствуют».

Нельзя же себе представить, что на концерт пришли 2 тысячи человек и они все меломаны, понимающие в этом деле. Я уверен, что у зрителей корриды мало у кого есть личный опыт общения с быком, тем не менее, они как-то безошибочно отличают талантливого человека от бездарного. И это удивительно, но факт.
Красота музыки
Истина всегда конкретна. Мне доводилось присутствовать при удивительных событиях. Допустим, я занимаюсь в консерватории. В класс к моему преподавателю приходит студент. Играет ему что-то. Преподаватель ему говорит: «меньше педалей, четче ритм». Студент берет себя в руки, соображает, и тут же, не сходя с места, играет на порядок лучше. В чем красота музыки? В высоком искусстве исполнителя? Вместе с тем, если эта пьеса изначально написана плохо и неудачно, то даже искусство исполнителя не очень поможет. Красота музыки может зависеть и от ситуации. Вот ты находишься в состоянии духовного кризиса – и ты что-то слышишь. И конкретная музыка тебя вдохновляет и спасает.
Не бывает каких-либо ценных вещей, которые были бы безобидные. Любая вещь, обладающая некоторой ценностью, не пустяк. И Может быть употреблена во зло тоже. Вот об этом нужно задуматься. Как мы пользуемся теми драгоценными вещами, которые у нас есть.
Смотреть диалог онлайн:
Автор: Екатерина Макаревич
Съемка: Youtube-канал "Белый кофе"