Что такое просвещение?
Философ Анатолий Ахутин о мужестве быть совершеннолетним

Хотите получать новые материалы? Все просто, подпишитесь на рассылку.
Участники философской дискуссии
Анатолий Ахутин
философ
Екатерина Макаревич
журналист-философ
Философ Анатолий Ахутин вместе с The Virtuoso разбирает статью Иммануила Канта «Что такое просвещение?», объясняет, почему она являет собой "общезначимый, раз и навсегда раскрытый смысл того, что значит быть человеком", и как кантовское «мужество пользоваться собственным рассудком» актуально для сегодняшнего времени.
Смотреть видео диалога:
Что такое просвещение? Философ Анатолий Ахутин о мужестве быть совершеннолетним
Кантовский тезис очень прост – совершеннолетний человек – тот, который умеет жить без опекунов. А это страшно.
Решимость и мужество
В сущности, как это ни гордо прозвучит, кантовский ответ такой: если ты не умеешь мыслить философски, то ты несовершеннолетний. Вот же какая наглость. Что значит философски? Философская мысль отличается от всех других прекрасных, замечательных и практичных, научных размышлений тем, что она задумывается о том, на чем все стоит: обоснованиях, основоположениях. Вопрос Канта, как философа – что такое разум. У него для разума есть вопрос – о самом себе.
"Просвещение — это выход человека из состояния своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине. Несовершеннолетие есть неспособность пользоваться своим рассудком без руководства со стороны кого-то другого. Несовершеннолетие по собственной вине — это такое, причина которого заключается не в недостатке рассудка, а в недостатке решимости и мужества пользоваться им без руководства со стороны кого-то другого. Sapere aude! — имей мужество пользоваться собственным умом! — таков, следовательно, девиз Просвещения".
— Иммануил Кант. "Что такое Просвещение?" (1784)
Мыслить, по Канту, чтобы быть совершеннолетним, - вести свое существование от самого себя. Это называется для нас всех знакомым словом «вменяемость». Я вменяем. То есть ты что-то сделал неправильное с точки зрения других, тебя привлекают к суду и говорят – это ты виноват. И ты это знаешь. Но ты можешь сказать: «нет это не я – меня так воспитали, так получилось, у меня было тяжелое детство, ментальность того народа, где я вырос такова», но суд это не учитывает. К твоему поступку это не имеет никакого отношения. Ты это сделал. Ты за это отвечаешь. Совершеннолетний человек не будет ссылаться на массу обстоятельств, а скажет: «да, я это сделал».

Я приведу пример. Вот Эдип – сделал все, чтобы не совершить то, что ему напророчила Пифия. И он оказывается выше богов и судеб, говоря: «Это я виноват. Это я убил своего отца. Это я совершил инцест с матерью». И наказывает себя. Он становится выше богов, которые, как мы знаем, для античности – рок, судьба. Вот, видите, какое мужество.

Еще один пример из той же античности. Что такое Сократ? Это есть человек, который всю этику видел не в нормах и правилах, а в мысли. То есть мы поступаем безобразно, потому что не понимаем, почему это безобразно и плохо не только для того, кому мы вред причиняем, но и для нас самих. «Тебе вредит, ты просто не видишь, подумай, и ты увидишь».

Сократа приговорили к казне. И заметим, что на суде он мог сделать так, чтобы его не осудили на смерть. Во-вторых, ему предлагали убежать. Но в обоих случаях не просто с какой-то гордостью, а обосновывая, что это будет нечестно по отношению к себе, Сократ поступил как совершеннолетний. Пусть закон и плохой, но я ведь законопослушный человек, и гораздо лучше быть убитым по закону – люди поймут и исправят, - чем убежать. Это значит быть совершеннолетним.
Совершеннолетний человек не будет ссылаться на массу обстоятельств, а скажет: «Да, я это сделал!»
Мыслить - это пользоваться собственным рассудком или мыслью. А мы же не знаем, что это значит. Есть такая поговорка «мудрец отличен от глупца тем, что он мыслит до конца». Философия есть такое упорство мыслить.

Философская мысль есть мысль самостоятельная. Это я автор, а не кто-то за меня помыслил. Вот я преподавал, и юноши 1-2-го курсов, воспринимали «мысли сам» как элементарное действие. Они не замечали, что не сами мыслят, что их голова набита тем, что прочитали, тем, что им кто-то сказал. Самостоятельная мысль начинается с продумывания, с вопроса. Но если я поставлю под вопрос, то где остановиться?

Почему опасно и страшно? Потому что нужно ставить под вопрос то, что общепринято. Но ты должен. Не потому, что такой въедливый, а чтобы быть совершеннолетним, чтобы принимать лишь то, что помыслил сам. Не будем скрывать - никто не продумывает до самого конца. Мы все так живем. Но надо отдавать себе отчет в том, что я что-то делаю, потому что мне так сказали. Или так принято. Или сказали, что так хорошо.

Кант очень аккуратно и точно говорит - я совершенно не собираюсь не платить налоги, не служить в армии, хотя он не служил, не ходить в церковь, - все это должно существовать, но я хочу, чтобы мне была предоставлена возможность, не как философу, а как совершеннолетнему человеку, который хочет за себя отвечать, - обо всем этом рассуждать. Вот собственно и все. Но очень важное добавление – публично.

Общество, которое это допускает, где есть свобода слова, теледебаты, свободы собраний – то, что называется гражданское общество со всеми необходимыми свободами, по Канту, – это общество, которое хочет быть совершеннолетним.
Философ Тарас Бебешко
Свобода, вера и разум
Просвещенный и верующий – это человек, который верит не потому, что родился в православной семье, а потому что он эту веру внутри себя сам породил.
Человек верующий и просвещенный - вовсе не значит, что должен перестать верить и стать просвещенным рационалистом. Просвещенный и верующий – это человек, который верит не потому, что родился в православной семье, а потому что он эту веру внутри себя сам породил.

Кантовская философия доказала необходимость свободы. Слово «необходимость» нужно взять во внутренней форме – ее нельзя обойти. Ты можешь ее обойти, только пожертвовав самим собой.

Вот, я иду к врачу, например, - я жертвую собой, но ради спасения. Он знает как, а я ему верю. Но это мой добровольный поступок – верить этому врачу.

Только тогда ты вступаешь в сферу веры, когда жертвуешь своим разумом. И я отвечаю всегда: " Но это единственное действие. Жертва своим разумом - мое собственное дело". Этим самым ты говоришь – это я сделал.
Кантовское откровение
Рассудок, о котором говорит Кант, – это философский разум, который позволяет сказать – это я так решил, это я так понял. Я ошибся, но это я ошибся. Поэтому статья Канта о том, что такое просвещение не об эпохе, а о просвещении, как общезначимом, раз и навсегда раскрытом смысле того, что значит быть человеком.

Если мы отодвинемся немного в историю, мы увидим так называемые средние века, где христианство было миром смысла, то есть, осмыслив себя, человек входил в христианство. Когда Христос идет под крестом, весь в крови, его бьют, Пилат говорит: «Вот что такое человек!»

Теперь вообразите себе, что значит быть христианином. Это понять, что быть человеком – это нести крест, когда тебя бьют, на тебя плюют, тебя презирают, тебя уничтожают. И более того, вы знаете, когда Христос уже был распят, он говорит: «Боже, почему ты меня оставил». Даже этого уже нет утешения. Это очень сильное самопонимание человека. И оно точно так же значимо по сей день.

Я так понимаю откровение. Откровение – это не сообщение, а откровение больше никуда никогда не уходящего смысла человеческой жизни. Так вот, кантовское, просвещение, как это ни странно сопоставлять такие события, некоторым образом тоже откровение. Раз и навсегда открытое Кантом просвещение в той мере, в какой человек вообще останется думающим. Эта маленькая кантовская статейка – откровение просвещения на все времена.
Человек и глобализация
Сегодня в нашем глобализованном мире все смешивается. Проблема беженцев, террористов, - все эти разные миры толпятся на одной площади. И это неслыханно усложняет нашу проблему быть человеком.
"Посредством революции можно, пожалуй, добиться устранения личного деспотизма и угнетения со стороны корыстолюбцев или властолюбцев, но никогда нельзя посредством революции осуществить истинную реформу образа мыслей; новые предрассудки, так же как и старые, будут служить помочами для бездумной толпы".
— Иммануил Кант. "Что такое Просвещение?" (1784)
Тарас Бебешко и Олег Мисяк
Теперь этот кто-то, кого буду слушать, будет называться традицией или новеньким словом «ментальность». Дескать, у меня такая ментальность, поэтому мне позволено то, что другим не позволено. Хотя Кант бы сказал, что ментальность здесь не причем. Спрашивается с тебя, как с человека. Ты – этическая единица.

Например, сейчас события в Армении. Она катастрофическим образом замкнута среди, мягко говоря, неприятелей. Мне говорят – все будет по-старому. Я говорю – нет. Эти люди узнают самих себя. Они становятся совершеннолетними. Армяне говорят: «не от России, не от Турции, не от наших властей зависит наше бытие». Да, существование может быть уничтожено, а вот бытие в качестве армянского народа нет. Армянский народ сейчас становится как самосознающий, самостоятельный субъект.
Предельная озадаченность
Впервые возникает вопрос - я могу остаться человеком или могу не быть человеком
Надежда Канта на то, что есть некая метафизическая потребность в человеческом, как он выражался, нами спокойно игнорируется. Никто и ничто в нашей жизни не вызывает человека к совершеннолетию. Человек может спокойно прожить свою жизнь в комфортной и благополучной среде, если его не выдернут оттуда какие-то внешние обстоятельства, которые он будет проклинать. Но как только удастся с ними справиться, снова вернется в комфортное и благополучное состояние.

Люди, которые бедствуют, уж не говоря про то, что происходит на востоке,- большинство из них считает, что это временное положение, которое пройдет, и все будет в порядке. Это нормальное состояние людей - жить в комфортном сообществе, жертвуя многими свободами для того, чтобы все было благополучно: семья, дети, школа, друзья, работа.

С другой стороны, эти ситуации, в которых от меня требуют осознать, в кантовском смысле - прийти в себя, у нас накапливаются. В экзистенциализме такие ситуации называются предельными, когда человек ставится перед вопросом, что собственно он такое и как ему с собой вести. Впервые возникает вопрос - я могу остаться человеком или могу не быть человеком. Но миллионы людей попадают в эти ситуации, и из них лишь 2-3 сообразят, что вообще-то речь идет не только о спасении жизни. Мы спасаем жизнь или что-то другое? Или надо пожертвовать жизнью, чтобы спасти человеческое? Или можно сохранить жизнь, а она не нужна, такой жизни мне не нужно?

Нам кажется, что этика – хорошее поведение и милое отношение друг с другом. Но этика существует вот здесь. Этика, как Кант говорил, - это долг, не кем-то мне приписанный, а приписанный мне, как он выражался, ноуменальным существом, который не связан ни с чем, в чем я существую, а только с одним – я есмь человек.

Я есть другое, чем я есть в качестве НН, живущим там-то по паспорту. Я есмь человек, и если этого ноуменального человека во мне не возникает, он куда-то девается, то ты можешь жить, но это будет существование или, говоря юношеским сленгом, жизнь овоща. Ну, да, живу, все в порядке, расту, - вон какая ботва выросла.

И можно жить так. Прожил и все нормально. Но есть вот это условие возможностей человека. Человек чреват этим. Даже если никто не убивает, и все нормально, этот зуд может присутствовать. Экзистенциалисты Камю, Сартр именно это обсуждали. Но это уже дело философии – понять это, озадачиться, как это происходит.

В 19-20 веке обнаружить эту функцию, когда человек озадачивается самим собой, во многом взяла на себя литература. Я просто сошлюсь на один рассказ Чехова, который называется «Скучная история». Вот вам описание ситуации: молодая девушка спрашивает пожилого человека, как жить, а он ей ответить не может. Он всю жизнь прожил, профессор, но никак нигде и никогда не был задет этим вопросом, то есть мудрость свою он туда не направил. А юная девушка каким-то образом попала в эту ситуацию, ей все эти благополучные жизни стали неинтересны – а он ей ответить не может. Чехов эту озадаченность, когда ответа нет, а озадаченность есть, изображал на разные лады.
"Большая степень гражданской свободы имеет, кажется, преимущество перед свободой духа народа, однако ставит этой последней непреодолимые преграды. Наоборот, меньшая степень гражданских свобод дает народному духу возможность развернуть все свои способности. И так как природа открыла под этой твердой оболочкой зародыш, о котором она самым нежным образом заботится, а именно склонность и призвание к свободе мысли, то этот зародыш сам воздействует на образ чувствования народа (благодаря чему народ становится постепенно более способным к свободе действий) и наконец даже на принципы правительства, считающего для самого себя полезным обращаться с человеком, который есть нечто большее, чем машина, сообразно его достоинству".
— Иммануил Кант. "Что такое Просвещение?" (1784)
Цивилизация и культура
т и Екатерина Макаревич
Культура не сводится к шароварам или вышиванкам. Фольклор не отличается друг от друга по всему миру. Они начинают отличаться не там, где внешне отличаются, а в сфере так называемого духа, то есть в каком-то смысловом поле. Там, где приходится работать и трудиться, изобретать такое, что будет значимо для других. Не рассказывать, какой я своеобразный, а показывать, что мое своеобразие порождает нечто, что значимо для всех.

Например, индийская культура породила то, что общезначимо для разных народов, для человека, а остальное - предмет для культурологов, социологов, этнографов и туристов. Своеобразие ментальностей – это их предмет.

Ни в коем случае не надо превращать дух народа в предмет туристического интереса. Упаси бог нам самим так самих себя представлять. Представлять себя мы можем, понимая, что живем среди людей. Мы живем как люди, значимые для всех. И только там мы встречаемся.

Например, европейская культура устроена так, что ее временные эпохи никуда не уходят. Античность была возрождена, она никуда не уходит в качестве своей смыслопорождающей целостности. Она порождает этот смысл до сих пор.

Христианство так же. Церкви стоят у нас тут, в секуляризованном светском мире, и стоят не в качестве туристических объектов. Дело в том, что происходит там человечески значимого. Дело в том смысле, что живет там, в том, что значимо для меня как человека.

Гражданские свободы относятся к цивилизации, а дух народа - это культура и находится в сфере смыслов. Цивилизация – правила общежития. Такие, как права человека.

Цивилизация и культура - взаимно порождающие пласты, находящиеся в сложных отношениях друг с другом. Художники часто выступают против цивилизационных условностей, и наоборот цивилизация норовит все это привести в порядок. Например, нынешняя форма художественного протеста - акционизм, который внутрь художественного акта вводит прямое взаимодействие с цивилизационными правилами.
Представлять себя мы можем, понимая, что живем среди людей.
Майдан совершеннолетия
Просвещение – это работа, процесс, событие. Майдан, безусловно, событие Просвещения, в смысле обретения Украиной совершеннолетия в общественном самосознании. Я не буду говорить в национальном, - до этого еще далеко. В общественном сознании понятие совершеннолетия – и вот это самое главное – «отстаньте от нас с вашими советами, дружбами – мы сами живем». У нас не просто суверенное государство, мы сами суверенно существующие люди.

Свобода фундаментальным образом связана с совершеннолетием. Свобода – прежде всего, забота о том, чтобы был тот, кто может хотеть и не хотеть, действовать или не действовать. Дух Майдана – дух Совершеннолетия.

Быть гражданином своей страны, значит, понимать, что это моя страна. Это не их страна, а я должен от них требовать. Моя страна – значит, от меня зависит не только выйти на площадь и требовать, чтобы делали хорошо, а делать самому это хорошо.

Сейчас, в этот исторический момент, когда люди собрались в общество ответственных, совершеннолетних людей, главное для меня осознание, что мы в Украине делаем свою собственную страну. Мы вместе ее делаем. Это процесс тяжелый, но живой.
Журнал "The Virtuoso" - некоммерческий проект. Если вы хотите, чтобы он жил, вы можете внести свой вклад.
Close
Текстовая версия: Екатерина Макаревич
Съемка: "Белый кофе"