ЧУДО и ПРОЗАИЧНОСТЬ

Воображение Беатрис Поттер
Перевод Андрея Черного статьи Marcia Rackow
Беатрис Поттер
Писатель и художник
Marcia Rackow
Автор оригинальной статьи
Андрей Черный
переводчик статьи
Уже более века творчество Беатрис Поттер и ее удивительное воображение поражает детей и взрослых по всему миру.

Трудно найти человека, который бы не знал сказку о Кролике Питере. Иллюстрации и сказки Поттер не только милые и очаровательные, но и глубокие. Они очень живо и волнительно свидетельствуют о воображении, которое необходимо каждому человеку, каждому родителю и ребенку.

Будучи художником и учителем я полюбила ее работы и еще более стала их ценить, изучая Эстетический Реализм. Это философское направление было основано в 1941 году великим американским поэтом и критиком Эли Сигелем. Я поняла, что в каждом человеке существует два типа воображения: хорошее и дурное. В книге «Я и Мир: разъяснение Эстетического Реализма», в главе «Воображение, Реальность и Эстетика» Сигел пишет:
Различие между воображением в искусстве и воображением в повседневности состоит в том, что в искусстве воображение служит, чтобы проявить себя, показывая мир, а в "жизни" воображение используется, чтобы заставить себя чувствовать комфортно, не обязательно показывая это. [1]
Очень важно уметь различать эти два вида воображения. И произведения Беатрис Поттер могут быть очень полезными для понимания этого различия. Воображение в искусстве показывает мир правдиво, потому что оно справедливо по отношению к действительности, как эстетической структуре противоположностей.

"Красота" - утверждает Сигел в своем основном постулате, - "всегда создается в единстве противоположностей, и единство противоположностей — именно то, чего мы добиваемся в себе самих" [2], [пер. цит. по 25]

В произведениях Беатрис Поттер есть красота, так как она сочетает противоположности - факт и чудо, заурядное и удивительное, знаемое и не знаемое. И только потому, что она хотела ясно увидеть и быть глубоко тронутой окружающим ее, она обрела безошибочно собственный стиль. Она показывает себя через правдивое изображение мира. Эстетический Реализм, впервые в истории, учит то, чему мы должны научиться, постигая искусство - включая искусство Беатрис Поттер - гордиться тем, как мы используем наше воображение.

Я поняла, что наша глубочайшее желание, смысл того, для чего мы родились, любить мир, используя наш ум и наше воображение. Воплощая это желание, мы начинаем видеть людей и вещи такими, какие они есть на самом деле. Но нам также свойственно и другое желание - превозноситься, или то, что Сигел назвал "прибавление к себе посредством уменьшения чего то другого." [3]. Это делает воображение пагубным. С помощью такого воображения мы воздвигаем стену, за которой прячемся от правды, потому что правда может уязвлять и препятствовать ощущению комфорта. Мы успокаиваем себя ложной мыслью "я могу изменить любую данность которую захочу, увидеть человека так, чтобы мне было удобно поставить себя выше него". Это вполне ординарное использование воображения делает человека, молодого или старого, - угнетенным, и является причиной скуки, депрессии и недоброжелательности. Это воображение, основанное на презрении, привело к величайшей жестокости и несправедливости в мире, включая расизм и войну.
Величайший противник презрения - искусство, потому что цель искусства - уважать мир.
Я была удивлена, узнав, что Беатрис Поттер, известная своими очаровательными, полными творческим воображением книгами - такими как "Глостерский портной" [4], "Сказка про бельченка Тресси и его хвост", "Рулет-мурлет", также была натуралистом. Она изучала и рисовала все виды животных, птиц, насекомых, растений, какие только могла найти. На меня произвело впечатление, однажды прочитанное в книге "Беатрис Поттер, 1866-1943: Художник и ее мир такое описание авторов":
Необыкновенное сочетание реальности и фантазии - это отчасти то, что очаровывает в рассказах Беатрис Поттер ... [Ее] подход к сказкам реалистичен, но она никогда не теряет своего чувства таинственности [5].
Беатрис Поттер, как и любой человек, хотела соединить противоположности, и ей это удалось в искусстве. Она писала в письме 1940 года:
Я не помню времени, когда бы я не пыталась придумывать картинки и сочинять сказки - среди диких цветов, животных, деревьев, мхов и грибов - среди множества предметов обычных для сельской местности; это приятный неизменный мир реализма и романтики [6].
В своем эссе «Романтизм все еще с нами» Эли Сигел объясняет особое влияние и успех произведений Беатрис Поттер. Он пишет:
Реальность не отрицается, не отвергается или не преуменьшается романтизмом: романтизм просто говорит, что реальность есть, и это чудо; чудо есть, и оно реально ... Все романтики были склонны делать реальность и чудо сродными, а прозаическое и необычное, похожими друг на друга; в самом деле, все искусство в некотором смысле следовало этому принципу [7].
Обложка сказки Беатрис Поттер "Глостерский портной"
В своих рассказах, иллюстрациях и научных исследованиях Беатрис Поттер хотела «сделать реальность и чудо сродными, а обыденное и необычайное - подобными друг другу». Например, на обложке ее любимой книги "Глостерский портной" [8] изображена мышь в очках из черной проволоки, сидящая на красной катушке с нитками и читающая газету «Портной и закройщик». Это очаровательно, забавно, фантастично, но все же совершенно разумно. Скрупулёзность наблюдения и натуралистичность рисунка делает удивительное и необыкновенное правдоподобным. Мышь прекрасно прорисована, и хотя она удобно сидит, как человек, скрестив ноги, а ее руки (хотя мы знаем, что это ее передние лапы) вытянулись, держа газету, ее биологические черты не нарушены, благодаря наблюдательности Беатрис Поттер. И, что немаловажно, при всем уюте и обаянии картинки художник никогда не упускает из виду нечто пугающее. Обратите внимание, как розовый хвост мыши изгибается над свирепыми и угрожающими лезвиями ножниц, прежде, чем остановиться возле катушки. При взгляде на картинку появляется ощущения чего-то по-домашнему близкого. В то же время наблюдая, как мышь сидит рядом с ножницами и наперстком в этом прозрачно-синем пространстве, мир кажется просторным и полным чудес.

В детстве Беатрис любила рисовать и писала об этом в своем дневнике:
непреодолимое желание зарисовать любой красивый предмет, который бросается в глаза ... Я не могу останавливаться, я должна рисовать, каким бы плохим не был результат, а когда меня постигают неприятности, это желание сильнее, чем когда-либо.[9]
Гусеницы нарисованные Беатрис Поттер, страница из альбома зарисовок 1875г (Victoria & Albert Museum, London)
Этот рисунок гусениц Беатрис сделала, когда ей было девять лет, а к нему прилагались результаты ее тщательных наблюдений за способом питания этих насекомых.

Она и ее младший брат Бертрам держали много домашних питомцев, которых они изучали и рисовали. Беатрис писала о своем изумлении, которое она испытывала, собирая мышиный скелет: «Мне показалось любопытным, как могут кости с такими прекрасно-скрупулёзными отличиями подходить друг другу [10].

Тем не менее, безотчетно, воображение Беатрис могло причинять ей боль. Как и многие дети, она, очевидно, испытывала гнев и разочарование в отношениях с родителями, в результате чего замыкалась в себе. Ей нужен был отдельный мир, вдали от других. В «Сказке о Беатрис Поттер» Маргарет Лейн пишет:
Беатрис Поттер всегда ... пряталась под маской сдержанности; ... [и чувствовала] большое наслаждение от скрытости приватной жизни [11].
В главе «Воображение, Реальность и Эстетика» Сигел описывает это разделение в Беатрис Поттер, которое было почти у каждого когда-либо жившего человека:
В настоящее время в Америке чудо и прозаичность живут по разные стороны железной дороги. Человек на виду ведет себя соответственно окружающему миру; но за скрывающими от мира атрибутами домашнего комфорта, или пеленой глубоких мыслей существует совершенно другой мир. И эти два мира рассматриваются как соседи, которым никогда не суждено встретиться. Воображение и эстетика способствуют встрече чуда и прозаичности, и поэтому, если мы сознательно не уважаем воображение и эстетику, мы взращиваем дихотомию личности [13].
В курсе Эстетического Реализма, который преподавал мистер Сигел, я хорошо поняла природу этой разобщенности в моей жизни, которая сделала меня столь неуверенной в себе. Сигел спросил меня: «Вы хотите позаботиться о своей приватности, не так ли?» «Да, - сказал я, - я к этому стремилась». И он объяснил:
Мысль о том, что вы скрыты и ограждены, представляет для вас ценность, как и для других людей… Вопрос в том, насколько вы являетесь частью общей истины? В какой степени вы хотите сохранять отношения с окружающими вещами и со всем миром? [14]
Мистер Сигел помог мне понять, что моим главным чаянием было заверить свое отношение к миру, - и, это понимание делало меня лучше, способной гордиться тем, как я использую воображение в своей жизни.
«Воображение и эстетика, - писал Эли Сигел, - способствуют встрече удивительного и прозаичного» [15].
Беатрис Поттер писала много писем детям своих друзей и родственников. Одному письму, написанному в 1902 году для маленького больного мальчика Ноэля Мура, суждено было стать классикой детской литературы. Я думаю, что «Сказка о кролике Питере», переведенная на многие языки, так сильно повлияла на детей, потому что препятствует ребенку отделять мир, как чудо, от мира, как обыденности. Маргарет Лейн пишет:
Все ее… животные созданы с помощью воображения, что руководствуется правдой, и хотя они выразительно очеловечены, и их истории всегда рассказываются, образно выражаясь, человеческим языком, в них нет ни слова лжи. Мы закрываем книгу, зная больше чем раньше о природе человека и животных. [16].
Иллюстрация из THE TALE OF PETER RABBIT by Beatrix Potter Copyright Frederick Warne & Co., 1902, 2002
Книжка о Кролике Питере начинается с изображения семейства кроликов - Пышки, Плюшки, Пампушки, Питера Пуша и их мамы, миссис Пуш. Они живут «под корнями большой мохнатой ели» [17, 26]. Рисунок натуралистически точный, но нежные розовые и лавандовые деревья вдалеке кажутся уходящими в неизведанное пространство. И есть нечто странное в том, что эти кролики имеют имена и находятся в домашней обстановке.
Иллюстрация из THE TALE OF PETER RABBIT by Beatrix Potter Copyright Frederick Warne & Co., 1902, 2002
Итак, на следующей странице, когда мы видим кроликов, одетых как дети, это кажется совершенно естественным, и мы принимаем необыкновенность как нечто естественное. Миссис Пуш говорит своим детям, что они могут пойти погулять в поле,

"… только не ходите в сад мистера Мак-Грегора. Там с вашим папой случилась большая неприятность: миссис Мак-Грегор запекла его в пирог" [18, 26].

Здесь ужас того, что произошло в саду мистера Мак-Грегора, представлен как бы между прочим, наряду с красотой полей и милым изображением Пышки, Плюшки и Пампушки, идущих по тропинке,
"но Питер, который был очень непослушным, сразу же убежал в сад мистера Мак-Грегора и протиснулся под калиткой!" [19, 26]

Хотела ли Беатрис Поттер показать, что мир, который может быть ужасающим и причинять боль, может также радовать нас и по-прежнему оставаться миром, который нужно знать и любить?
Иллюстрация из THE TALE OF PETER RABBIT by Beatrix Potter Copyright Frederick Warne & Co., 1902, 2002
В этой картине присутствует юмор: Беатрис Поттер запечатлела неловкость Питера, с удивлением смотрящего на сад. Питер доволен тем, что находит в саду.
Иллюстрация из THE TALE OF PETER RABBIT by Beatrix Potter Copyright Frederick Warne & Co., 1902, 2002
Мы видим, как он наслаждается редиской. Но вскоре он сталкивается лицом к лицу с мистером Мак-Грегором, который бежит за ним с граблями.
Иллюстрация из THE TALE OF PETER RABBIT by Beatrix Potter Copyright Frederick Warne & Co., 1902, 2002
Питер, потеряв «один из своих башмачков в капусте, а другой в картошке» [20, 26] "налетел на сетку вокруг крыжовника и застрял:"
Иллюстрация из THE TALE OF PETER RABBIT by Beatrix Potter Copyright Frederick Warne & Co., 1902, 2002
"зацепившись пуговицей" [21, 26], и после многих ухищрений
Иллюстрация из THE TALE OF PETER RABBIT by Beatrix Potter Copyright Frederick Warne & Co., 1902, 2002
«прыгнул в тачку и осторожно выставил уши над бортиком» [22, 26].
Иллюстрация из THE TALE OF PETER RABBIT by Beatrix Potter Copyright Frederick Warne & Co., 1902, 2002
Мы видим обычного кролика с тем сочетанием любопытства и робости, которую имеют все кролики. И Питер смотрит на мир, который одновременно пугает: там мистер Мак-Грегор и придает надежды - «а прямо за ним виднелась калитка!» [23, 26]. На этом рисунке прекрасное соотношение детально прорисованных листочков, виноградных лоз и пушистой шёрстки Питера на переднем плане, рядом с нами, и заднего плана, на котором лес постепенно растворяется в бледном тумане.

Одна из деталей, которые меня интересуют в работах Беатрис Поттер, - это то, как далекий, невидимый мир присутствует в непосредственном, действительном мире, который мы видим перед собой. Несмотря на то, что книга очень маленькая, в ней есть ощущение пространства. Белый фон, в который Беатрис Поттер аккуратно и красиво помещает рисунки, не только фиксирует изображение, но и позволяет ему свободно парить, поскольку мягкие размытые края картинки очень плавно переходят в белый цвет. То, как Поттер использует четкие контуры и мягкие прозрачные мазки акварели, соединяет ограниченное и экспансивное, заурядность и чудо.

«У всех нас в сознании есть картины мира, - пишет Эли Сигел, - и эти картины созданы воображением; красота и истинность этих картин зависят от того, насколько мы можем видеть мир таким, какой он есть»[24]

Беатрис Поттер любима, и важна как художник и писатель, потому что в «Сказке о кролике Питере» и других книгах она показывает, что нам не нужно создавать лучший мир. Она глубоко и удивительно свидетельствует, что видение мира, с которым мы встречаемся каждый день, фактически «таким, какой он есть», открывает нам чудо и восхищение, то есть красоту, истинное искусство воображения - то самое, великое, которое мы ищем в жизни!
ПРИМЕЧАНИЕ К ПЕРЕВОДУ
Marcia Rackow
художник
Автор оригинальной статьи

Marcia Rackow - художник и консультант Фонда Эстетического Реализма (www.AestheticRealism.org), некоммерческой образовательной институции, в Нью-Йорке, где она ведет музейный / выставочный курс «Визуальные искусства и Противоположности».

Эли Сигел
Эли Сигел, Eli Siegel (16 августа 1902 г. - 8 ноября 1978 г.) был поэтом, критиком и педагогом, основавшим Эстетический Реализм, философию, которая гласит: «Мир, искусство и «я» объясняют друг друга: каждое есть эстетическое единство противоположностей». Центральная идея Эстетического Реализма - каждый человек, место или вещь в реальности связаны между собой и со всем миром - была выражена в его отмеченном наградами стихотворении «Жара стояла после полудня в Монтане».

Критический обзор поэзии и философии Эли Сигеля хорошо изложен в статье Лили Панн "Оптимизм Эстетики",

В статье использовались источники:

  1. Eli Siegel, Self and World: An Explanation of Aesthetic Realism (New York: Definition Press, 1981) p. 151.

  2. Ibid., p. viii.

  3. The Right of Aesthetic Realism to Be Known, number 1330, Sept. 30, 1998.

  4. Beatrix Potter, The Tailor of Gloucester, (London: Frederick Warne & Co., 1903), p. 12.

  5. Judy Taylor, et al., Beatrix Potter 1866-1943, The Artist and Her World (London: Frederick Warne & Co., 1987) pp. 117, 64.

  6. Leslie Linder, The History of the Writings of Beatrix Potter (London: Frederick Warne & Co., 1971) p. 92.

  7. Eli Siegel, "Romanticism Is Still With Us" (unpublished).

  8. Potter, The Tailor of Gloucester, (London: Frederick Warne & Co., 1903), jacket illustration.

  9. Leslie Linder, The Journal of Beatrix Potter (London: Frederick Warne & Co., 1966) p. 106.

  10. Taylor, et al., p. 77.

  11. Margaret Lane, The Tale of Beatrix Potter (London and New York, Frederick Warne & Co., 1946) p. 138.

  12. Jane Crowell Morse, ed., Beatrix Potter's Americans: Selected Letters, (Boston, The Horn Book, Inc., 1982) p. xi.

  13. Eli Siegel, Self and World: An Explanation of Aesthetic Realism (New York: Definition Press, 1981) p. 149.

  14. Eli Siegel, Aesthetic Realism Class of February 8, 1974.

  15. Eli Siegel, Self and World: An Explanation of Aesthetic Realism (New York: Definition Press, 1981) p. 149.

  16. Lane, p. 118.

  17. Beatrix Potter, The Tale of Peter Rabbit (London: Frederick Warne & Co., 1902, 1987, 1989) p. 9.

  18. Ibid., p. 10.

  19. Ibid., p. 18.

  20. Ibid., p. 29.

  21. Ibid., p. 30.

  22. Ibid., p. 49.

  23. Ibid.

  24. Siegel, p. 146.

  25. Панн Л. Оптимизм Эстетики / Лиля Панн. // Журнал "Знамя".

  26. Все о кролике Питере: сказки / Э. Б. Поттер; Пер. с англ. М.Н. Гребнева. Пер. стихов Д.В. Крупской. - 2-е изд., без изм. - К. : Перо, 2018. - 320 с. : ил.

Также вам может понравиться

ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ